Сколько платили за эвакуацию детей из блокадного Ленинграда

Трагическая история блокады Ленинграда известна всему миру. Одним из самых гуманных и героических шагов советской власти стала эвакуация детей из города на «Большую Землю». Эвакуация началась в июле 1941 года, ещё до установления сухопутной блокады Ленинграда немецко-фашистскими войсками (8 сентября), и продолжилась зимой по так называемой ледовой «Дороге жизни».

Дорога жизни

В первую военную зиму ледовая дорога проработала 152 дня. За это время по ней было вывезено из Ленинграда 550 тысяч человек, в осаждённый город доставлено 360 тысяч тонн грузов. В зиму 1942/43 г. «Дорога жизни» функционировала 101 день. Зима была менее суровой, да кроме того в январе 1943 г. блокада была частично прорвана, и связь с Ленинградом осуществлялась по наскоро построенной железнодорожной ветке. Тем не менее, и во вторую военную зиму из города по льду Ладоги было вывезено ещё 540 тысяч человек, в город доставлено 206 тысяч тонн различных грузов.

Для многих «Дорога жизни» становилась дорогой смерти из-за налётов вражеской авиации и ледовых условий. Из примерно 4000 задействованных автомашин под лёд ушло в общей сложности 357. Это не значит, конечно, что почти каждый десятый рейс заканчивался трагически, так как почти каждая машина сделала за всё время сотни рейсов в обе стороны. Но получается, что в среднем за один день существования ледовой трассы на ней тонули одна-две машины с людьми.

За спасение детей платили родители

Обычно не принято вспоминать, что содержание детей, эвакуированных из блокадного города, оплачивали родители этих детей, остававшиеся в Ленинграде – работавшие на его предприятиях или защищавшие город на Неве с оружием в руках. До недавнего времени этот факт вообще замалчивался или отрицался. Но как-то никто не учитывает, что не только содержание детей в детских садах и яслях в СССР перед войной, но и обучение в школах было платным. А раз так, то с какой же стати было отказываться от этой практики в тяжёлые для государства годы Великой Отечественной войны?

В 2013 году петербургский историк Анастасия Зотова опубликовала в Вестнике Костромского государственного университета (No 6) документы из государственных архивов Санкт-Петербурга, касавшиеся взимания с родителей, остававшихся в Ленинграде и окрестностях, платы за содержание их детей, вывезенных из города и размещённых в детских садах и интернатах в разных частях страны.

Статья неточно озаглавлена «О взимании платы за эвакуацию детей из блокадного Ленинграда». На самом деле, судя по документам, речь идёт о регулярной плате за содержание уже эвакуированных детей, причём вывезенных как после начала блокады, так и до этого момента. Однако опубликованные расценки, довольно высокие, позволяют предполагать, что таким образом компенсировались и расходы государства на вывоз детей из Ленинграда.

Первое постановление «О порядке взимания платы с родителей за детей, вывезенных из Ленинграда», было принято исполкомом Ленгорсовета 19 июля 1941 года. Пункт 1 постановлял «установить плату с родителей или с лиц, их заменяющих, за пребывание вывезенных из гор. Ленинграда детей в детсадах, детских яслях, интернатах школьников» согласно приложенному к постановлению прогрессивному тарифу (в зависимости от заработка родителей).

От платы не освобождались семьи военнослужащих. Причём добровольцы народного ополчения обязаны были платить за содержание своих детей из расчёта своей заработной платы на последней работе. Семьи рядовых военнослужащих и младшего начальствующего состава облагались платой за детей из расчёта заработка членов семьи, оставшихся на гражданке, и пособия, получаемого ими за призванного в армию кормильца. Семьи среднего и старшего комсоставов, при отсутствии справки о зарплате, облагались платой на содержание детей по наивысшему тарифу, установленному приложением к постановлению.

Ответственными за своевременное взимание платы назначались райисполкомы города Ленинграда. Они же в исключительных случаях имели право снижать положенную плату до половины причитающейся, а то и вовсе освобождать от неё родителей, находящихся в тяжёлых материальных условиях. К сожалению, из-за долгой закрытости данного вопроса, пока неизвестно, много ли было принято таких послаблений.

По-видимому, случаи неуплаты государству положенных денег за содержание эвакуированных детей были часты, так как уже 25 октября 1941 г., т.е. во время блокады, исполком Ленсовета принял новое постановление, по которому требовалось строго взыскивать с родителей не позднее 5-го числа следующего за платёжным месяца. Ответственным за проведение в жизнь этой меры назначался начальник управления наркомата юстиции РСФСР по городу Ленинграду товарищ Рыхлов.

Означенные постановления действовали всё время, пока дети из Ленинграда находились в эвакуации, и относились к детям как вывезенным прежде, чем кольцо блокады замкнулось вокруг города, так и после.

Сколько платили

Тарифная сетка, по которой взималась плата за содержание детей, также не менялась. Постановлением Ленгорисполкома от 19 июля 1941 г. за No 48 она была отрегулирована следующим образом. Плата взималась с семьи независимо от числа вывезенных детей, из расчёта дохода на одного члена семьи. Очевидно, этот расчёт среднедушевого дохода был проведён с учётом детей в семье, хотя этот момент в тексте постановления не прояснён.

Шкала оплаты была прогрессивной. Так, при доходе до 50 рублей в месяц на одного члена семьи с неё взималось 25 рублей в месяц на содержание её эвакуированных детей (или одного ребёнка, без различия). При доходе 51-60 руб./мес. на человека взималось 35 руб./мес. с семьи, при 61-70 руб./мес. – 45 руб./мес. Наивысшая плата взыскивалась с обладавших доходом от 281 рубля и выше в месяц на каждого члена семьи – 210 рублей.

Таким образом, одинокий родитель, например, должен был почти всю войну отдавать на содержание своего ребёнка, если он у него был один, вывезенного из Ленинграда на «Большую землю», от 25% до 37,5% своего ежемесячного заработка. Можно предполагать, что взимание платы за эвакуированных детей резко ограничило покупательную способность многих ленинградцев на «чёрном рынке» продовольствия в условиях блокадной зимы и способствовало увеличению и без того огромного количества жертв голода.