Сколько раз мог погибнуть Брежнев на Великой Отечественной

Во время Великой Отечественной войны Леонид Брежнев прошёл путь от бригадного комиссара до генерала. Хотя Брежнев не воевал на передовой, а был политруком, жизнь будущего генсека нередко подвергалась опасности. О нескольких таких случаях известно благодаря мемуарной повести «Малая земля».

«Попривык к обстрелам»

Конечно, умение Брежнева «душевно» поговорить с солдатами – совсем не то же самое, что руководить боевыми операциями и лично вести бойцов в атаку. Однако во время визитов на плацдарм Малая земля в предместье Новороссийска Брежнев, по его собственному признанию, «попривык» к обстрелам. Клочок суши площадью 28 квадратных километров Красная Армия удерживала 225 дней. За это время Брежнев, будучи начальником политотдела 18-й десантной армии, 40 раз посещал бойцов, оборонявших завоёванный плацдарм от немцев.

Взрыв на сейнере

17 апреля 1943 года сейнер, на котором будущий глава государства в очередной раз переправлялся на берег Цемесской бухты, наткнулся на мину. От взрыва Брежнева вместе с лоцманом, который стоял рядом подбросило в воздух.

«Я не почувствовал боли, — рассказывал генсек. – О гибели не думал, это точно. Зрелище смерти во всех её обличьях было мне уже не в новинку, и хотя привыкнуть к нему нормальный человек не может, война заставляет постоянно учитывать такую возможность и для себя».

Если бы политрук рухнул с высоты на палубу сейнера, возможно, история СССР не знала бы эпохи «брежневского застоя». Однако, как и надеялся Брежнев, он упал в воду и благодаря умению плавать сумел продержаться до подхода мотобота.

Не прерванный доклад

На самой Малой земле интенсивность немецких обстрелов была крайне высокой. На страницах воспоминаний Брежнев приводит такой пример. Однажды, когда он проводил партактив на открытом воздухе, в середине доклада сзади и спереди от собравшихся упали снаряды.

«Третий снаряд, как говорили на фронте, был наш, — писал Брежнев. – Вот тут я и отдал приказ:

- Встать! Влево к лощине триста метров бегом – марш».

Как оказалось, интуиция не подвела политрука. Третий снаряд и в самом деле взорвался там, где минутой назад находились люди.

Бомба в блиндаже

В другой раз Брежнев находился на волосок от гибели в дни освобождения черноморского побережья Кубани. Вместе с начальником политотдела 83-й морской бригады К. Лукиным и ещё парой человек он зашёл во вражеский блиндаж, чтобы укрыться от жары. Услышав внутри тихое стрекотание, Брежнев сразу понял, что это бомба с часовым механизмом. Он успел выйти из блиндажа и залечь. Меньше повезло политруку Лукину, которого убило взрывной волной.

Полковник-пулемётчик

Ещё один опасный для Брежнева эпизод произошёл на Украине, в районе села Колонщина, в ночь на 12 декабря 1943 года. Узнав о прорыве немцев, полковник отправился на передовую. Заметив в одной из траншей свободный пулемёт, Брежнев лично взялся за него.

«Весь мир для меня сузился тогда до узкой полоски земли, по которой бежали фашисты, — вспоминал он. – Не помню, как долго всё длилось. Только одна мысль владела всем моим существом: остановить! Кажется, я не слышал грохота боя, не слышал шума команд, раздававшихся рядом. Заметил лишь в какой-то момент, что падают и те враги, в которых я не целился: это вели огонь подоспевшие нам на выручку бойцы».

Брежнев стрелял до тех пор, пока его не подменил пулемётчик.

Отметим, что данный фрагмент «Малой земли» вызывал больше всего вопросов у читателей. По мнению кандидата исторических наук Алексея Попова, эпизод с пулемётом «по своей форме слишком напоминал сюжет из голливудского боевика».

«Брежнева там не было!»

Вместе с 18-й армией полковник Брежнев прошёл Кавказ, Карпаты, Польшу, Венгрию, Румынию и Чехословакию. Вероятно, о многих моментах своей военной биографии он так и не рассказал. Остаётся неясно, например, при каких обстоятельствах Брежнев получил ранение в челюсть, с которым связывали ухудшение речи генсека в поздние годы.

Между тем, многие советские граждане скептически относились к сформировавшемуся в 1960-70-х годах военному культу «несгибаемого комиссара Брежнева». Во-первых, от повсеместного тиражирования «Малой земли» (отрывки из которой изучали даже первоклассники) веяло подхалимством. Во-вторых, книга мало вязалась с обликом шамкающего старика, в которого превратился Брежнев.

Уже в 2000-х годах военный врач Рахмиэль Ситницкий, принимавший участие в боях на Малой земле, в одном из интервью категорически отрицал тот факт, что на плацдарме бывал Брежнев. По его мнению, вся эта эпопея была лишь «байкой для услады вождя КПСС», которую «придворные» писатели создали на основе реальных рассказов фронтовиков.