«Вор в законе» Салавар: как бывший фронтовик устанавливал в лагерях «новые порядки»

В очерке Варлама Шаламова «Сучья война», описывающем реалии послевоенного ГУЛАГа, центральное место занимает яркий образ «нового Моисея» уголовного мира по кличке Король. Одним из его прямых прототипов историки криминала называют «вора в законе» Василия Пивоварова, больше известного как Васька Пивовар или Салавар.

Бандит-фронтовик

О довоенном прошлом «главной суки Советского Союза» Василия Пивоварова сведений немного. По некоторым данным, он сколотил банду и держал под контролем Одессу – город, в котором организованная преступность была тесно переплетена с контрабандой. Затем, вероятно, попал в лагеря, где получил титул «вора в законе».

Когда началась Великая Отечественная война, Пивовар вместе с тысячами других заключённых согласился защищать Родину. Служил он в штрафбате, получил звание капитана, под конец войны командовал ротой разведчиков.

После 1945 года Пивоваров недолго пробыл на свободе. Но в лагерях ему уже места не было – объявленный «сукой» за помощь государству, он рисковал жизнью при встрече с «честными ворами». И тут, предположительно, спецслужбы подсунули Пивовару бумагу о сотрудничестве. В лагере в Караганде (Карлаге) к бывшему разведчику присоединился десяток других уголовников-фронтовиков. Одним из ближайших подручных Пивовара был кавказец Ваха.

Администрация ГУЛАГа организовала Пивовару и его «сучьей бригаде» «гастроли» по разным лагерям. С помощью «сук» лагерное начальство рассчитывало сломить приверженцев «воровского закона». Это должно было увеличить число так называемых «красных зон» (подконтрольных администрации), а в перспективе – разложить преступный мир изнутри. В документах МВД «суки» так и назывались – «воры разложенные».

Как показали события, эти надежды не оправдались, а «сучья война» лишь подорвала стабильность в лагерях. Но «пивоваровская команда» успела пролить много крови по всему ГУЛАГу. По данным сайта «Прайм-Крайм», Пивоваров побывал в Воркутлаге, Сиблаге и Норильлаге. В конце 1949 года, согласно документальным данным, он находился в Ангарлаге в Иркутской области. В бумагах администрации Пивоваров назван «главарём сук» наряду с неким Лакейхиным.

«Они ездили по воровским зонам, где правят бал воры, – рассказывается о рейдах «пивоваровцев» в мемуарной повести Виктора Пономарёва «Записки рецидивиста». – Ночью их кидают в зону, они врываются в барак и начинается резня. К утру всё готово».

«Трюмиловки»

Для устрашения и демонстрации силы «сучья зондеркоманда» Салавара практиковала «трюмиловку» – изощрённые издевательства над «ворами», не желавшими присягнуть на верность «сукам».

Сцена расправы с участием Салавара описана в романе Владимира Высоцкого и Леонида Мончинского «Чёрная свеча». Согласно тексту произведения, внешность сучьего главаря была обманчива – он казался сияющим, радостным и располагающим к себе человеком.

Однако когда Салавар входил в барак, следом за ним приносили железный лист и две кувалды. «Воров», которые отказывались отречься от «воровского закона», немедленно забивали до смерти. Салавар сожалел, когда его противники умирали «непозволительно легко». Но чтобы спастись от расправы, им достаточно было сказать «я больше не вор».

Эти кровавые «представления» были рассчитаны на то, чтобы шокировать и подчинить лагерное большинство – «мужиков» и «фраеров».

Гибель Пивоварова

Шаламовского «Короля» взорвали зарядом аммонала на дальнем прииске. Однако реальный Васька Пивовар, скорее всего, погиб более прозаическим образом. По неподтверждённым данным, его зарезали в 1953 году на прииске «Ольчан» на Индигирке или, по другой версии, в порту Ванино, где был пересыльный лагерь. Согласно воспоминаниям бывшего заключённого колымских лагерей Вадима Туманова, Пивовар в компании надзирателя вошёл в барак усиленного режима, где находились «воры». В этот момент на него с верхних нар прыгнул Колька по кличке Цыган, вооружённый заточенной выпрямленной скобой.

В книге Пономарёва этот эпизод изложен более подробно. Войдя вместе с соратниками в барак, Пивоваров спросил, есть ли в нём «воры». На это отозвался «вор в законе» по кличке Огонёк. Главарь «сук» двинулся к Огоньку, и в этот момент на него напал молодой парень. Орудие убийства, которое Цыган прятал под матрацем, Пономарёв называет швайкой (ломик или стилет на воровском жаргоне). Убийца пробил шею Пивоварова насквозь. Впрочем, это может быть вымыслом «блатных», жаждавших «справедливой мести» Пивоварову. Лидер «сук» обычно соблюдал осторожность и между нарами не ходил. В любом случае, руководство лагерей постепенно отказалось от услуг «пивоваровцев», а в 1953 году «сучья война» начала утихать в связи с массовой амнистией.