Эпидемии чумы в СССР: сколько было жертв

В знаменитом стихотворении «Предсказание» поэт Михаил Лермонтов пророчески описал многие бедствия XX века. Среди них он упомянул и чуму, которая будет «бродить среди печальных сёл». «Чёрная смерть» действительно регулярно посещала Советский Союз, но информация о вспышках чумы, как правило, держалась властями в глубокой тайне.

Чумное «эхо» Гражданской войны

После Октябрьской революции, когда по всей стране наблюдался падеж скота, современники ждали, что вслед за холерой и тифом к ним явится «сама царица грозная – чума». И страшная болезнь не заставила себя ждать. Уже в 1918 году  вспышки чумы наблюдались в Пятигорске и Ялте. В 12 киргизских урочищах между Астраханью и Гурьевом заразились 45 семейств, из 87 заболевших 82 человека умерли. В 1919 году, как свидетельствовал юрист Александр Жиркевич, случаи чумы со смертельным исходом обсуждали жители Симбирска. На другой год сотню человек, заболевших бубонной чумой, выявили в грузинском порту Батуми. Болезнь, унесшая 32 жизни, предположительно, была занесена морским путём из Константинополя.

Масштабная эпидемия чумы вспыхнула в 1921 году на территории, контролируемой белогвардейцами. Сначала из глубин Китая «чёрная смерть» пришла в приграничный посёлок Маньчжурия, где было много солдат Каппелевской и Семёновской армий, а также гражданских беженцев. А уже в феврале болезнь проникла на территорию Дальневосточной республики. 10 апреля первый случай лёгочной чумы наблюдался во Владивостоке – заболел китаец Лиу Чанг Шень, которого соплеменники на носилках принесли в Морской госпиталь. В дальнейшем чума распространялась главным образом среди китайского населения города.

«Начавшись с десятка случаев на первой неделе, чума далее разгоралась постепенно увеличивающимися в течение пяти недель темпами, проявив наибольшую силу в течение шестой недели. Затем три недели чума «догорала». Но под пеплом она «тлела» ещё 13 недель», – описывает владивостокскую эпидемию Михаил Супотницкий в книге «Очерки истории чумы».

Всего во Владивостоке и соседних районах Приморья в госпиталях умерло 227 больных. Ещё около шестисот тел чумные похоронные команды подобрали прямо на улицах. Все трупы были сожжены. Большую помощь в борьбе с болезнью властям Примурского земского края оказала Япония. Отдельные случаи легочной и бубонной чумы фиксировались на Дальнем Востоке вплоть до 1927 года, природный резервуар болезни находился в степях Монголии.

В 1925 году вспышка бубонной чумы имела место в Поволжье, в районе Царицына. В Буткеевском уезде Уральской губернии, по сообщению «Известий», с 11 по 24 мая 1926 года заболело 33 человека, из них 22 умерли. Под Астраханью в тот же период 40 человек подхватили легочную форму болезни от полевых мышей. В 1927 году 20 человек заболели в Ремонтинском районе Сальского округа бывшей Области Войска Донского, как минимум пятеро из них скончались.

Чума эпохи индустриализации

В 1929 году вспышка чумы произошла в окрестностях Гадрута в Нагорном Карабахе. Этот эпизод широко известен благодаря воспоминаниям доктора Льва Зильбера, бывшего в ту пору директором Азербайджанского института микробиологии. Чтобы скрыть эпидемию, в отчётах вместо слова «чума» врачи писали слово «руда». Примечательно, что распространению болезни способствовали сами сами местные жители, которые, из страха перед «живыми мертвецами» вскрывали могилы и вырезали у трупов сердце и печень. Сотрудники НКВД даже предполагали, что так действуют иностранные диверсанты.

Одна из самых крупных эпидемий разразилась на юге СССР в 1937-1938 годах. В ноябре «чёрная смерть» появилась в Приволжском улусе Калмыцкой АССР, а также на юге Енотаевского и Хараалинского районов. Болезнь передалась людям от мышей через крыс и блох. 25 ноября заболела семья казаха Джумахомедова в посёлке Кзыл-Казах, затем чуму подхватили его соседи и другие местные жители. По состоянию на 23 декабря в этой местности было уже 32 умерших. Осоавиахим послал 300 человек на истребление грызунов. В результате принятых мер в конце января вспышка болезни была подавлена.

В декабре 1939 года чума пришла в Москву. Как отмечал в дневнике академик Владимир Вернадский, горожане связывали эту вспышку с биологической диверсией Финляндии. В действительности, легочной чумой был заражён приехавший в столицу врач Абрам Берлин, который ранее проводил в Саратове опыты на животных с использованием живого возбудителя. Болезнь была остановлена благодаря жёстким карантинным мерам НКВД. Погибли трое – сам Берлин, парикмахер, который его стриг, а также дежурный врач клиники мединститута Симон Горелик.

Послевоенные вспышки

Вспышки чумы регулярно фиксировались и после Великой Отечественной войны, главным образом на юге страны, где в степях плодятся грызуны. В 1945 году с чумой столкнулись в южном Поволжье, в 1946-м и 1949-м годах – в Туркмении, в 1970-х годах были случаи на Северном Кавказе, в Калмыкии и вокруг Каспия. В 1981-м году «чёрная смерть» посетила Казахстан и Узбекистан. К счастью, после войны для лечения болезни стал использоваться сульфидин, а затем более эффективный стрептомицин, что значительно снизило процент жертв чумы. Всего, согласно рассекреченной статистике, с 1920 по 1989 год чумой в Советском Союзе заразилось 3 639 человек, из них 2 060 человек умерло.