За что перед войной казнили создателей «Катюши»

Герою Социалистического Труда, лауреату Сталинской премии Первой степени, член-корреспонденту Академии наук Советского Союза и, наконец, создателю легендарной «Катюши» Андрею Костикову, руководившему Реактивным научно-исследовательским институтом, не повезло с коллегами. Они оказались членами диверсионной троцкисткой «шайки», за что и были репрессированы в 1937 году.

Что на самом деле происходило в недрах института и чьим рукам страна обязана разработке «орудия победы»?

Команда единомышленников

Георгий Лангемак еще во время учебы в Военно-технической академии выполнял заказы Газодинамической лаборатории, основатель которой – Тихомиров Николай Иванович – попросил по окончании обучения распределить юношу в лабораторию на постоянную службу.

Именно Георгий Эрихович стал первооткрывателем в области создания реактивных снарядов на не образующем дыма порохе, сформулировал закон подобия для расчета наилучшей геометрии сопла двигателя и внедрил термин «космонавтика», для которой также проектировал ракеты, — пишет А.И. Мелуа в работе «Лангемак Георгий Эрихович».

В единственном на тот момент в мире Реактивном научно-исследовательском институте, который вырос из Газодинамической лаборатории, Лангемак разработал реактивные снаряды РС-82 мм и РС-132 мм, работал над орудиями для наземных установок, для флота и авиации, а также обсуждал с К.Э. Циолковским перспективы использования ракет в космонавтике.

Академик Валентин Глушко вошел в советскую историю инженером, опередившим время. Уже в 15 лет он осмелился отправить письмо самому Циолковскому, который, оценив талант мальчика, высылал ему все свои труды. Глушко писал и публиковал статьи об освоении космоса и возможности эксплуатации других планет, еще не достигнув совершеннолетия.

Стернин Л.Е. в книге «Всё, что создал Валентин Петрович Глушко, он создавал впервые» называет удивительным тот факт, что Глушко закончил профтехшколу и консерваторию по классу скрипки, но при этом не имел никакого высшего образования. Что не помешало ученому на протяжении 33 лет плодотворно работать с самим Сергеем Королевым, совершая одно за другим открытия в ракетно-космической отрасли.

Инженер-артиллерист Борис Петропавловский, директор института РНИИ Иван Клеймёнов, конструктор Юрий Победоносцев и, конечно, недавний руководитель Газореактивной лаборатории Николай Тихомиров составили ту творческую группу, которая сотворила реактивную установку «Катюша», ставшую символом советской победы над фашистами.

Причем же здесь Андрей Костиков?

Победа посредственности над гением

В то время как Клеймёнов, Лангемак и ряд других сотрудников за свои изыскания получили не только крупные премии, но и ордена Красной звезды, Андрей Костиков считался весьма посредственным инженером. Даже получив должность начальника отдела по разработке жидкостных ракетных двигателей, он полагал, что его недооценивают и «зарубают» всю его инициативу.

Костиков начал методично писать доносы на своих коллег, обвиняя их в том, что они  наносят вред государству. По его словам, опытные образцы не доводились до рабочей версии, а сразу запускались в массовое производство в «сыром» виде. К плану по смещению конкурентов с должностей Костиков подключил своего друга Л.А. Корнеева, ранее уволенного из института. Обращаясь напрямую к Ворошилову, тот писал, что Клейменов является настоящим вредителем, стоящим за спинами «подонков человечества», — сообщает в статье «О творцах «Катюши» Я.М. Ляховецкий .

Попал под «горячую руку» и Сергей Королев, который также стоял на пути к занятию должности руководителя института. Костиков припомнил, что изыскания Королева по торпедам приостановлены из-за перевода их на плохо функционирующие двигатели Глушко. Таким образом, оба, по мнению Костикова, намеренно вредили обороне страны.

Донос или безысходность

Георгий Лангемак, Василий Лужин, Сергей Королев, Иван Клейменов, Валентин Глушко были арестованы, а Костиков стал исполняющим обязанности главного инженера института.

Начались бесконечные допросы арестованных и натравливание их друг на друга. В архивах дела впоследствии было обнаружено много нестыковок, как, например, показания Клейменова от 14 декабря 1937 года при одновременной записи в журнале о том, что в указанный день его допрос не проводился.

Ряд документов и свидетельских показаний говорят об избиении арестантов и даже пытках, другие не менее красноречиво это опровергают. Историки не могут определенно ответить, в какой день были составлены и подписаны протоколы допросов, и насколько достоверны сделанные в них признания. Так, Глушко и Клейменов, согласно записям, не только признали свою вину, но и перечислили прочих членов троцкисткой группы: Победоносцева и Королева. Если Клейменов лишь перечислил фамилии «пособников», то Лангемака заставили подробно описать факты вредительства, в чем следователю немало способствовал «информатор» из института, помогавший с техническими терминами.

Сергей Королев и Валентин Глушко отсидели по 6 лет, Иван Клейменов и Георгий Лангемак были расстреляны. Всех участников дела РНИИ реабилитировали только в 1955 году, а в 1991 году, по результатам пересмотра дела, присвоили им звание Героев Социалистического Труда.

Андрей Костиков провел в тюрьме год по обвинению в шпионаже и вредительстве, которое не подтвердилось. Он скончался в возрасте 51 года в чине генерал-майора, а именитый советский скульптор Сергей Коненков украсил его могилу монументальным памятником.