14/12/20
Зачем в СССР создали коллекцию гениальных мозгов

В Москве есть уникальный научный центр, который называется Институт мозга, Отдел исследований мозга Центра неврологии РАМН. В недрах этого учреждения имеется уникальная коллекция, носящая название «Пантеон мозгов». Здесь хранятся органы мышления Жданова, Кирова, Калинина, Куйбышева, Луначарского, Горького, Эйзенштейна, Маяковского, Крупской, Цеткин, Павлова, Циолковского, Сахарова и многих других представителей советской партийной, научной и творческой элиты. Разумеется, особой гордостью этой коллекции является мозг Сталина и Ленина. С последнего, собственно, это необычная коллекция и началась.

«Стеклянная банка, содержащая мозг Ильича…»

Как только В. И. Ленин ушел из жизни, его ближайшим окружением было принято решение о сохранении мозга и бальзамировании тела вождя, для чего спешно был создан Институт Ленина.

24 января 1924 года тов. Аросев – представитель Института Ленина оставил расписку следующего содержания: «Я, нижеподписавшийся Аросев, получил от тов. Беленького (члена коллегии ГПУ) 24-го сего января 18 часов 25 минут вечера для Института В. И. Ленина стеклянную банку, содержащую мозг, сердце Ильича и пулю, извлеченную из его тела. Обязуюсь хранить полученное в Институте В. И. Ленина и лично отвечать за его полную целостность и сохранность».

Правда, в целости мозг Ильича пробыл недолго. Уже через год в Советскую Россию приехал немецкий невролог Оскар Фогт, а с ним его ассистентка по фамилии Вельке. Мозг вождя, который до прибытия светила неврологии находился в формалине, пропитали парафином, после чего фрау Вельке, следуя указаниям своего шефа, разделила мозг на 30 953 тончайших пластин – по 0,02 миллиметра толщиной каждая. Пластины закреплялись на особых держателях и подписывалась. Мозг Ленина был препарирован с чисто немецкой аккуратностью и педантичностью.

Оскар Фогт ни в чем не получал отказа от властей Советской России. Ему передали под исследования старинный особняк в центре Москвы, обеспечили штатом толковых научных сотрудников, создали все необходимые условия для научной деятельности и позаботились о его бытовом комфорте. В 1928 году лаборатория Фогта уже носила официальное название Института мозга.

Пополнение коллекции

Постепенно в Институте мозга стали появляться новые образцы. В банках с формалином сохранялись органы мышления видных партийных и государственных деятелей, а также представителей культуры и науки. Ученые по давней традиции сами завещали свой мозг институту. Так на полках «Пантеона мозгов» появились банки с серым веществом Павлова, Менделеева. У других представителей интеллектуальной и культурной элиты мозг изымали по своему усмотрению, никого особо не спрашивая. В воспоминаниях писателя Юрия Олеши есть эпизод о том, как бесцеремонно был изъят этот орган из тела покончившего с собой поэта Владимира Маяковского: «Вдруг стали слышны из его комнаты громкие стуки... Это происходило вскрытие черепа, чтобы изъять мозг. Мы слушали в тишине, полной ужаса. Затем из комнаты вышел человек в белом халате и сапогах - не то служитель, не то какой-то медицинский помощник, …и этот человек нес таз, покрытый белым платком, приподнявшимся посередине и чуть образующим пирамиду, как если бы этот солдат в сапогах и халате нес сырную пасху. В тазу был мозг Маяковского…»

К 1930 году Сталин утратил интерес к исследованиям, и Фогт вернулся в Германию. Тем не менее Институт мозга продолжил работу, и со временем там оказался и мозг самого Сталина. Но после него долгие годы никаких поступлений не было. Последним экспонатом, пополнившем коллекцию, стал мозг создателя водородной бомбы Сахарова. Его изъяли по желанию вдовы академика.

Зачем это делалось?

Большевики поставили перед Фогтом вполне конкретную задачу: гениальность вождя революции нужно было доказать материалистически, на основе выявления особенностей строения мозга. Фогт доверие не жалевших на него средств представителей партийной элиты СССР оправдал в полной мере. В 1929 году он выступил с докладом, в котором утверждал, что различия между структурой мозга обычного человека и мозгом Ленина очевидны. Немецкий невролог обнаружил, что в третьем слое коры мозга Ильича «пирамидальные клетки были развиты намного сильнее, а связующие ассоциативные волокна между ними были намного более многочисленными». Сами клетки тоже оказались крупнее обычных. В 1993 году, впрочем, в журнале РАН вышла статья, в которой выводы Фогта опровергались, и заявлялось, что мозг Ленина ничем особым не отличается от мозга любого другого человека. Сегодня наука не видит связи между строением серого вещества и одаренностью человека.

Но дело не только в обычном шарлатанстве. 1920-е годы – это эпоха очень смелых, подчас экстравагантных научных исследований. Многим тогда казалось реальным, что наука поспособствует выведению нового человека, гениального во всех отношениях. И именно изучение мозга великих людей посодействует в этом нелёгком деле. Выдающийся невролог В. Бехтерев писал, что, когда тело опускают в могилу, «безвозвратно теряется и мозг великого человека, тот сфинкс, загадку которого предстоит разгадать».

Немного скандальности

В настоящее время «Пантеон мозгов» имеют право посещать лишь ученые и те, кто получил специальное разрешение. В СМИ встречаются публикации о том, как в пантеоне побывали журналисты «Комсомольской правды», французской газеты «Фигаро» и т.д. Никому из корреспондентов не продемонстрировали мозги Сталина и Ленина, объяснив это особенностями режима хранения. Однако на просторах Интернета можно найти откровения некоего блогера, который в начале 2000-х годов вместе с друзьями якобы неоднократно проникал в здание «Пантеона мозгов», к тому времени практически заброшенного и плохо охраняемого. По словам этого человека, мозги в банках в ту пору были для кавесов (так называют любителей лазить по заброшенным домам) предметом для игр и объектом для фотографий, с ними всячески забавлялись и даже растаскивали на сувениры. Вот поэтому-то мозг Сталина и не показывают. Показывать, скорее всего, нечего.