19/08/18
Public domain
Что будет, если Турция перекроет выход в Средиземное море

Турция уже не раз в истории закрывала проливы Босфор и Дарданеллы для судов других государств. Сегодня это будет сделать сложнее, потому что такая мера затронет интересы не только России и стран НАТО, но и самой Турции.

Босфор и Дарданеллы – единственный выход в открытый океан из акватории Черного моря. Именно через эти проливы Россия перевозит значительную часть грузов для своей авиабазы в Сирии. На первый взгляд, опасаться нашей стране нечего, так как судоходство в данных проливах регулируется международной Конвенцией Монтре, принятой в 1936 году. Документ гласит, что в мирное время Турция обязана пропускать любые корабли, под каким бы флагом они не шли. Но если Анкара посчитает, что находится под военной угрозой, она имеет право запретить проход кораблей потенциального противника.

На практике, однако, всплывает много нюансов, которые нельзя трактовать однозначно. Например, что следует считать военной угрозой? Сталин полагал, что Конвенция Монтре ограничивает права СССР на беспрепятственный выход в Средиземное море, и собирался выносить вопрос пересмотра статуса Проливов на международный уровень. Но смерть помешала советскому лидеру довести дело до конца.

Многие советские политики обращали внимание на то, что существующий статус Босфора и Дарданелл дает возможность Анкаре заниматься шантажом. В свое время Андрей Громыко в довольно агрессивной форме заметил, что Черноморский флот СССР может самостоятельно решить проблему Проливов - несколькими залпами ракетных ударов, создав для себя дополнительные проходы.

Турция уже не раз показывала, что может трактовать нормы Конвенции в свою пользу. Так, в 1982 году турецкие власти попытались распространить на Проливы внутренний регламент порта Стамбул, и только под прямым давлением СССР и еще ряда западных держав им пришлось отказаться от этой идеи.

В августе 2008 года во время военных действий в Грузии Турция запретила проход гуманитарному конвою из США в Черное море, мотивируя это тем, что Вашингтон не согласовывал этот вопрос с Анкарой. Впрочем, и сами американцы систематически нарушают нормы Конвенции. К примеру, в феврале 2014 года (в разгар крымских событий) фрегат ВМС США «Тейлор» на 11 суток превысил допустимый срок пребывания в акватории Черного моря.

Ситуация вокруг Проливов приобрела новый оборот после того, как 24 ноября 2015 года ВВС Турции на сирийско-турецкой границе сбили российский фронтовой бомбардировщик СУ-24. Россия тогда в срочном порядке перебросила в Сирию зенитно-ракетные комплексы С400. Реджеп Эрдоган заявил, что ответит на этот недружественный шаг соответствующими мерами, одной из которых стало обещание закрытия для российских судов Босфора и Дарданелл. В конечном итоге полной блокады не последовало, однако из-за участившихся маневров ВМФ Турции возникла угроза столкновения турецкой субмарины и российского сухогруза «Яуза».

Сегодня вопрос Черноморских проливов по-прежнему является одним из важнейших в российской внешней политике. К примеру, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал гипотетическое закрытие Проливов «апокалипсическим сценарием», хотя политологи не верят в возможность подобного развития событий.

Так, доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин считает, что турецкое правительство не пойдет на крайние меры, так как они повлекут за собой «катастрофические последствия». По словам Топорнина, это не только игнорирование международного права, но и нарушение международной системы безопасности. Более того, закрытие Черноморских проливов противоречит интересам НАТО, в состав которого входит Турция.

Однако еще более весомой причиной, по которой Турция не решится блокировать Проливы, представляется экономическая выгода для нее. Политолог и географ Дмитрий Орешкин замечает, что турки не пойдут на это, так как попросту «кормятся транзитом». По его словам, через Босфор и Дарданеллы в год проходят около 25 млн тонн нефти и 37 млн тонн нефтепродуктов из России, а также зерно, сталь, стройматериалы. Турция вряд ли захочет потерять такую кормушку.

Еще одна статья доходов от эксплуатации Проливов, которой Анкара может лишиться, – это лоцманское сопровождение судов. Предоставляя подобную услугу Турция на каждом корабле зарабатывает до 1000 американских долларов.

Турция также должна помнить, что в случае закрытия Проливов Россия может применить контрсанкции, скажем, запретит ввоз турецких продуктов или закроет чартерные авиасообщения, что в совокупности больно ударит по экономике страны, особенно по туристической отрасли. К примеру, в 2014 году россияне оставили в Турции около 3,5 млрд долларов.

Конечно, в случае запрета для России прохода в Средиземное море очевидные потери понесет и наша страна. Для снабжения российских военных баз в Сирии суда вынуждены будут отплывать из Санкт-Петербурга и Мурманска: в этом случае вместо четырех дней путь займет до двух недель. В меньшей степени блокада коснется товаров гражданского назначения, так как значительная часть грузов из России идет под иностранными флагами.

Впрочем, в то, что Турция закроет Проливы для российских кораблей, не верят и в НАТО. Так, постпред США в Североатлантическом альянсе генерал-лейтенант Дуглас Льют заявил, что он не видит никаких предпосылок, что Анкара намерена каким-либо образом ограничивать судоходство в Черноморских проливах.