02/12/18
Как в СССР поступили с польскими пленными, взятыми в 1939 году

Шокирующая правда о расстреле в Катыни, признанная на официальном уровне руководством СССР и Российской Федерации, несколько заслоняет от взора судьбу большинства польских военнопленных 1939 года.

Армия Андерса

2 ноября 1940 года нарком внутренних дел Лаврентий Берия обратился к Сталину с предложением использовать содержащихся в СССР польских военнопленных для создания просоветской польской армии, чтобы использовать её в предстоящей войне против Германии. Решение о такой войне принималось не Берией, а Сталиным, поэтому данное предложение Берия мог внести в ответ на уже данное ему поручение.

По воспоминаниям пленного польского офицера Юзефа Чапского, ещё в октябре 1940 года НКВД перевёл группу польских офицеров Генерального штаба из лагеря Грязовец (Вологодская область) в подмосковный лагерь. Там первый заместитель Берии Всеволод Меркулов начали с ними работу на предмет создания польской армии.

Таким образом, Сталин не позднее октября 1940 года принял решение начать войну с Германией. Эта война представлялась советскому руководству сразу же как триумфальный освободительный поход Красной Армии в оккупированную нацистами Европу.

4 июня 1941 года, когда подготовка Советского Союза к войне с Германией вступала в завершающую стадию, Совнарком СССР и Политбюро ЦК ВКП(б) приняли секретное постановление: сформировать 238-ю стрелковую дивизию в составе РККА из поляков не позднее, чем к 1 июля 1941 года.

То, что Гитлеру удалось упредить действия Сталина, расширяло возможности СССР по созданию польских и других национальных частей. Теперь эмигрантское польское правительство Владислава Сикорского в Лондоне становилось союзником Советского Союза. 3 июля 1941 года Сталин дал указание содействовать формированию на территории СССР польских, чешских и югославских войск.

11 июля в Лондоне Сикорский и посол СССР Иван Майский, при посредничестве министра иностранных дел Великобритании Энтони Идена, договорились о создании в СССР польской армии. Соглашение по этому вопросу было подписано в Лондоне 30 июля. СССР признавал недействительными территориальные результаты договоренностей СССР и Германии 1939 года в отношении Польши.

Первоначальная численность польской армии была определена в 30 тысяч человек. Расходы по её вооружению и обмундированию разделили между собой Великобритания и СССР. Во главе армии был поставлен дивизионный генерал Владислав Андерс. 14 августа было дополнительно установлено, что польские военнослужащие присягают в верности Республике Польской. Советское командование осуществляет только оперативное руководство польской армией. 4 декабря 1941 года численность польской армии в СССР была определена в 96 тысяч человек. Правда, она её так и не достигла.

Армия формировалась в Средней Азии. С самого начала западная дипломатия настаивала на выводе армии Андерса из СССР в Иран. С своей стороны, советское руководство опасалось, что на советско-германском фронте польская армия не проявит достаточной стойкости в боях бок о бок с РККА. Берия неоднократно сигнализировал о сильных антисоветских настроениях в польской армии. В результате с марта 1942 года начался и в августе того же года закончился вывод польских частей в Иран. Всего ушло 75,5 тысяч военнослужащих армии Андерса и 37,8 тысяч членов их семей и гражданского персонала.

Из остававшихся в СССР польских граждан в 1943 году началось формирование полностью просоветского Войска Польского.

Неясность с арифметикой

Однако называются значительно большие цифры общего числа поляков, захваченных РККА в плен в 1939 году. Ещё в середине 50-х годов немецкий генерал Курт Типпельскирх указывал, что в советский плен попало около 217 тысяч польских солдат и офицеров. Польские историки называли цифру 250 тыс. пленённых поляков. В настоящее время установлено, что общее количество военнопленных, взятых войсками Белорусского и Украинского фронтов в сентябре-октябре 1939 года, составило 454,7 тысяч.

4 октября 1939 года нарком обороны Климент Ворошилов приказал распустить по домам большинство военнопленных, происходивших из Западной Украины и Западной Белоруссии, присоединённых к СССР. Но их число нигде не указывается. К 7 октября в распоряжение НКВД были переданы 125 тысяч пленных поляков. Из них 42,5 тысячи тоже были отпущены в места своего проживания на новых советских территориях, 43 тысячи, происходившие из областей, оккупированных Германией, переданы немецким властям. Из оставшихся 39,6 тысяч в рамках Катынского дела было расстреляно (в Катыни, Старобельске, Осташкове и других местах) в общей сложности 21 857 человек.

Следовательно, к концу 1940 года, когда началось формирование армии Андерса, в советских лагерях должно было оставаться меньше 18 тысяч польских военнослужащих. Однако в армию Андерса записалось 25 тысяч бывших военнопленных.

Странности арифметики обнаруживаются ещё и в том, что, согласно записке Берии от 1 октября 1941 года, в различных местах заключения на территории СССР находилось 391,6 тысяч бывших граждан Польши. К данному моменту было освобождено большинство из них, а именно 265,2 тыс. спецпереселенцев, 50,3 тыс. заключённых ГУЛАГа и 26,3 тыс. содержавшихся в лагерях военнопленных. Примечательно, что в сумме численность освобождённых из ГУЛАГа и лагерей военнопленных практически совпадает с общим числом военнослужащих армии Андерса, куда записывали только бывших солдат и офицеров. Спецпереселенцы это, как правило, депортированные уже после присоединения к СССР гражданские лица.

Получается, что общее количество польских военнослужащих, содержавшихся в различных местах заключения в СССР, даже после роспуска значительной части их по домам или передачи немцам осенью 1939 года, значительно превышало указанные выше почти 40 тысяч. Если к числу освобождённых в 1941 году из ГУЛАГа и лагерей для пленных прибавить число расстрелянных, то получится, что в марте 1940 года (когда началась Катынская трагедия) в советском плену находилось не меньше 98,5 тысяч поляков. Если же прибавить к этому ещё число распущенных по домам или переданных немцам, то получится, что первоначально направленных в лагеря было больше 180 тысяч (такая цифра пленных и приводится в некоторых зарубежных изданиях).

Однако это меньшинство от первоначально взятых в плен не менее 450 тысяч человек. Действительно ли большинство их – 270-275 тысяч – было отпущено по домам за короткий период с 4 по 7 октября 1939 года? Отсутствие каких-либо документов на этот счёт позволяет сомневаться в этом, а части польских и украинских историков муссировать вопрос о «масштабном геноциде» в Западной Украине и Западной Белоруссии после прихода туда советских войск в 1939 году.