21/07/21
Николай Щёлоков: зачем главный враг Андропова искал царские останки

За 16 лет, в течение которых Николай Анисимович Щёлоков, занимал должность министра внутренних дел СССР, ему удалось не только реформировать правоохранительные органы, поднять престиж профессии милиционера, но и отыскать останки расстрелянной императорской семьи. Что же заставило представителя высшего эшелона советской власти, всю жизнь строившего коммунизм, столь радикально отклониться от генеральной линии партии и приложить максимум усилий для воскрешения одной из страшнейших страниц в истории России.

Знакомство с Леонидом Брежневым

Родившийся 13 ноября 1910 года в семье металлурга Николай Щёлоков уже в 16 лет устроился коногоном на шахту, и параллельно получал высшее образование в Днепропетровском металлургическом институте.

Проведя год на Днепропетровском металлургическом заводе, Николай Щёлоков был избран 1-м секретарём Красногвардейского районного комитета КП (б) Украины г. Днепропетровска. Именно в этот период с 1938 по 1939 год произошла его первая встреча с Леонидом Ильичем Брежневым, который впоследствии, занял пост Генерального Секретаря ЦК КПСС, и уговорил своего давнего знакомого переехать в Москву и возглавить МВД.

Это предложение Николай Анисимович получил в 1966 году, а до того успел стать участником Великой Отечественной войны, после которой был назначен на должность ответственного секретаря партийной комиссии при политуправлении Прикарпатского военного округа, где начальником значился Леонид Брежнев.

Начиная с августа 1946 года, Н. Щёлоков занимал должность в Министерстве промышленности Украинской АССР, работал в аппарате компартии этой же республики, а с 1951 года был направлен в Молдавскую АССР, где дослужился до поста второго секретаря ЦК коммунистической партии.

В Москве

Переманив энергичного руководителя в Москву Л. Брежнев, поставил перед ним задачу возродить уничтоженное Никитой Сергеевичем Хрущёвым Министерство внутренних дел.

Николай Анисимович всеми путями поднимал упавший авторитет милиционеров. Для этого, кроме всего прочего, он использовал волшебную силу воздействия искусства. Именно в этот период на книжных полках появилось множество детективов, где работники правоохранительных органов представали перед читателем в положительном образе, а на киноэкраны вышли фильмы о ежедневных подвигах простых служащих МВД, в их числе «Место встречи изменить нельзя», «Следствие ведут знатоки», «Рождённая революцией».

С возложенными на него обязанностями Н. Щёлоков справился блестяще, за что ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда СССР.

Дружба с диссидентами

Важной составляющей биографии Николая Анисимовича была его открытая дружба с диссидентами, имевшими либеральные и монархические взгляды.

Среди опальных личностей, с которыми его связывали тёплые отношения, значились музыкант Мстислав Ростропович, певица Галина Вишневская, писатель Александр Солженицын, художник Илья Глазунов, архиепископ Саратовский и Вольский Пимен.

Возможно, именно после общения с ними у Н. Щёлокова возникла мысль найти останки расстрелянной императорской семьи и предать их земле по христианскому обряду.

По воспоминаниям Ирины Щёлоковой — дочери министра МВД, её отца нельзя было уличить в инакомыслии. Интерес к семейству Романовых она объясняла его высоким уровнем эрудиции, обострённым чувством справедливости, а также тем, что в руки отца попали материалы, исследовавшие обстоятельства гибели Николая II и его семьи.

В то же время Борис Константинович Голиков — помощник Н. Щёлокова, полагал, что его начальник заразился идеей поиска останков Романовых после встречи с бывшим сотрудником НКВД, неким Снеговым. Последний в 1930-х годах был взят под стражу и сидел в одной камере с арестантом, участвовавшим в захоронении тел императорской семьи. Впоследствии этого человека расстреляли, но он успел рассказать Снегову о месте погребения останков, что последний потом поведал Н.Щёлокову, и даже передал ему от руки нарисованную карту.

Помощь кинематографисту

Для осуществления плана по поиску праха Романовых Николай Анисимович разыграл мудрёную шахматную партию, в которой главная роль была отведена Гелию Рябову, соавтору повести «Рождённая революцией».

По воспоминаниям Г. Рябова, занимавшего должность консультанта МВД по вопросам культуры, в 1976 году он с рабочей поездкой должен был посетить Свердловск (ныне Екатеринбург). Перед командировкой его вызвал к себе Н. Щёлоков и между делом сообщил, что не так давно побывал в доме Ипатьева, где была расстреляна царская семья. Эту информацию он сообщил Г. Рябову в надежде заинтересовать его данным вопросом и не ошибся.

Писатель, прибыв в столицу Урала, тоже захотел побывать на месте расстрела семейства Романовых и как-то без особых проблем получил соответствующее разрешение. Совершив экскурсию по дому, Г. Рябов загорелся идеей отыскать останки убитых членов императорской фамилии.

Вернувшись в Москву, киносценарист обратился к Щёлокову с просьбой о содействии в этой опасной авантюре. Обрадованный министр МВД, связался с Леонидом Брежневым и попросил руководителя государства предоставить Г. Рябову доступ к «Царскому архиву», необходимый ему для работы над новым киносценарием о доблестной милиции.

Спустя месяц Генсек дал своё добро, и Гелий Трофимович с головой окунулся в изучение бесценных документов, пытаясь отыскать хоть какую-нибудь зацепку.

В итоге его старания увенчались успехом и обнаруженная «Записка Юровского» — коменданта Ипатьевского дома, содержала настоящие координаты места захоронения императорских тел.

Снабдив Г. Рябова точными топографическими картами местности, и организовав ему защиту и беспрепятственную работу, Н. Щёлоков с замиранием сердца стал ожидать хороших новостей. 1 июня 1979 года Гелий Трофимович и помогавший ему в поисках геолог Александр Авдонин обнаружили искомые останки.

Однако Н. Щёлокову так и не удалось организовать достойное перезахоронение императорской семьи, от этой идеи его заставила отказаться начавшаяся против него кампания по дискредитации.

Альтернативные версии

Вместе с тем существовало еще несколько интерпретаций того, зачем министр МВД спровоцировал поиск праха семьи Николая II.

Одни исследователи утверждали, что он действовал не от себя, а исполнял приказ вышестоящих властных персон, желавших найти и уничтожить кости расстрелянной императорской фамилии.

Другие настаивали на том, что Н. Щёлоков искал царское захоронение с целью изъятия из него драгоценностей.

А в художественном произведении Игоря Бунича «Быль беспредела, или Синдром Николая II» и вовсе выдвигается гипотеза, что Н. Щёлоков затеял авантюру с останками Романовых ради того, чтобы продать их тайно на Запад. Покупателем якобы выступала некая монархическая структура, связанная с английской королевской династией. За сделку министру МВД будто бы предложили 200 000 фунтов стерлингов, из которых 30 000 были переданы ему в качестве аванса и потрачены им на организацию поисковых работ.