05/06/17
«Шпион, который меня любил»
Каких женщин брали на службу в КГБ

Женщине – будущей сотруднице спецслужб - предъявляли особые требования. Она должна была уметь владеть собой, разбираться в тонкостях психологии и знать языки, но главное – быть привлекательной, раскованной и готовой соблазнять мужчин.

Не женское это дело

На протяжении многих лет в СССР велись споры на тему, может ли женщина быть агентом разведки. Многие считали, что спецслужба не женское дело, эта профессия требует исключительно мужских качеств, самообладания и готовности пойти на риск.

О непригодности женщин к ведению серьезной разведывательной деятельности говорил, к примеру, легендарный военный разведчик Рихард Зорге. Ему приписывают такие слова: «Женщины слабо разбираются в вопросах высокой политики или военных делах. Даже если вы привлечете их для шпионажа за собственными мужьями, у них не будет реального представления, о чем говорят их мужья. Они слишком эмоциональны, сентиментальны и нереалистичны».

Женщины имеют немало слабостей. Они редко владеют своими чувствами и зачастую могут легко общаться только с теми людьми, которые им по душе, тогда как сотрудник нелегальной разведки должен всегда держать себя в руках и уметь находить язык со всеми.

Советская разведчица-нелегал Галина Федорова сама отмечала, что женщина чувствительна, хрупка, легкоранима, теснее, чем мужчина, привязана к семье, домашнему очагу, сильнее предрасположена к ностальгии. Но эти маленькие слабости, по мнению Федоровой, дают женщине мощные рычаги воздействия в сфере человеческих взаимоотношений.

Многие спецслужбы мира охотно прибегали к услугам слабого пола. Так, в Великобритании более 40% сотрудников разведки МИ-6 и контрразведки МИ-5 – женщины. «Элегантная агентура» десятилетиями оправдывала доверие британской короны.

Во времена холодной войны и Советский Союз активно привлекал женщин на службу внешней разведки. Важную роль среди агентов КГБ в получении секретных документов Пентагона и НАТО сыграла в том числе Галина Федорова. В 1989 году председатель КГБ Владимир Крючков в одном из интервью отмечал, что 14% всех военнослужащих и вольнонаемных в КГБ — женщины.

Со всей серьезностью

К женским кадрам в КГБ предъявляли повешенные требования, особенно с точки зрения выдержки и психологической выносливости, ведь женщинам-нелегалам предстояло долгое время жить вдали от родины. Всесторонние таланы, эрудированность и интеллект были плюсами при зачислении в штат органов госбезопасности.

Так, среди работавших за рубежом агентов КГБ была Зоя Рыбкина, известная в СССР как детский писатель Зоя Воскресенская, лауреат Государственной премии, или Елена Зарубина, доктор   философских  наук.

Слабый пол в органах госбезопасности СССР был задействован в разведывательной и аналитической работе, некоторые женщины занимали руководящие посты. К примеру, в 1980-х годах руководителем одного из подразделений КГБ была полковник Галина Смирнова.

А вот женщин-следователей в КГБ, по словам Крючкова, не было. «Слишком трудная это работа», – говорил он. Средняя зарплата женщин не отличалась от оклада мужчин и составляла 300-350 рублей.

Пришлось председателю КГБ отвечать и на провокационный вопрос журналистов, используют ли органы валютных проституток в качестве источника информации? Крючков уклончиво заявил: «КГБ  имеет более  надежных  помощников».

На работу в советские спецслужбы брали преимущественно привлекательных девушек. Их потенциал оценивала специальная комиссия. Красоток обучали шпионским навыкам, техническим новинкам и давали глубокие знания по мужской психологии.

Первым делом – артистизм

Разные пути приводили женщин в спецслужбы, однако выбор их в качестве агента КГБ не был случайным. Особенно тщательно осуществляется отбор женщин на нелегальную работу. От офицера нелегальной разведки требовали не только владения азами своего дела и знания иностранных языков, но и обладания актерскими талантами – прирожденного умения перевоплощаться.

Самый яркий пример такого агента – актриса Ольга Чехова, которая с 1932 года жила в Германии по личному заданию начальника Иностранного отдела Контрразведки МГБ СССР. Чеховой удалось стать любовницей самого рейхсмаршала Германа Геринга, кроме этого она имела многочисленных кавалеров, от которых получала данные о планах фюрера. В числе невольных осведомителей актрисы оказался даже министр пропаганды Третьего рейха Иосиф Геббельс.

Разведчица-нелегал Ирина Алимова не была актрисой, но, по мнению окружающих, вполне могла стать кинозвездой. Используя свои актерские способности, она успешно вела шпионскую работу в Японии, став достойной продолжательницей дела Рихарда Зорге. Так, всю Японию облетел снимок, где Алимова была запечатлена с женой императора Страны восходящего солнца. Легко налаживая связи и уходя от подозрения, разведчица получала ценнейшие сведения об американских военных базах и береговых укреплениях на территории Японии.

Обольстить и скомпрометировать

По данным историков разведки, именно в СССР была создана одна из самых мощных в мире спецслужб, которая готовила женщин-шпионов, владевших приемами обольщения мужчин. Не так давно была опубликована книга об истории секс-шпионажа в СССР, в которой приводятся показания перебежчицы по имени Вера. Бывший агент рассказывала, как спецслужбистам приходилось вербовать симпатичных студенток, обещая им всевозможные блага и привилегии взамен на выполнение гражданского долга.

По словам перебежчицы, девушек старались избавить от застенчивости и стыда, обучали искусству любви, показывали порнографию, в том числе и с различными извращениями. Ученицы обязаны были выполнить любое задание. «Вы - солдаты, ваше оружие - ваши тела», – такими словами напутствовали будущих секс-агентов.

Советская секретная служба даже открыла специальную школу под Казанью, в которой проходили подготовку не только женщины-шпионы, но и молодые люди нетрадиционной ориентации.

К моменту окончания обучения бывшие студентки становились циничными и искушенными обольстительницами, что совсем не вязалось с моральным обликом образцовой советской девушки. Но родина требовала жертв.

Перед выполнением агентом очередного задания объекты атаки тщательно изучались, выявлялись их интимные пристрастия. Знакомство должно было выглядеть случайным и не вызывать подозрений. Но конец был всегда один – шантаж. Попавшемуся на крючок вежливо объясняли, что ему ничего не остается, кроме как сотрудничать с советской разведкой.

«Ночные ласточки»

Малоопытных студенток не всегда удавалось превратить в матерых соблазнительниц. Приходилось прибегать к услугам жриц любви. На российском телевидении неоднократно появлялась информация о том, что в контрразведке СССР было подразделение под названьем «Ночные ласточки» – это были валютные проститутки, которые обслуживали приезжих иностранцев.

Василий Картузов, в прошлом полковник 2-го Главного управления КГБ, подтверждает этот факт. По словам Картузова, «Ночные ласточки» – это «агентура Второго Главка, которая могла быть подставлена в вербовочных или других целях иностранцу, представлявшему интерес для нашего ведомства».

Бывший спецслужбист поведал об одной операции в Ленинграде, когда жрица любви по фамилии Шевич во время аукциона пушных изделий была подослана к миллионеру из США. В номере американец так сконфузился, что оказался не способен на любовные утехи. Тем не менее в дальнейшем у бизнесмена и секс-агента завязались отношения, и очень скоро Шевич уехала со своим избранником в США. «А что было терять подобным одиноким девушкам?» – оправдывал перебежчицу Картузов.

В каждом крупном советском отеле КГБ оборудовало специальные номера, в которых осуществлялись прослушка и видеосъемка. Попавшемуся на крючок клиенту показывали записанный материал и принуждали его к сотрудничеству.

При всей отлаженности работы секс-агентуры интимных салонов в СССР не было. Существующее законодательство не позволяло их открыть. А вот в ФРГ такая возможность была. В специальный салон, открытый советскими спецслужбами во Франкфурте-на-Майне, приходили отдохнуть и расслабиться офицеры НАТО. Добытая информация тут же переправлялась в ГДР, а затем и в Советский Союз.

Конфуз

Нередко вопреки ожиданиям компрометирующие материалы не имели никакого воздействия на лицо, которое агенты КГБ хотели завербовать. Так случилось во время одного из визитов в СССР индонезийского президента Ахмеда Сукарно, известного своей любовью к постельным играм.

К президенту была подослана группа юных соблазнительниц, которые предварительно познакомились с ним под видом стюардесс «Аэрофлота». Увлекшийся Сукарно пригласил девушек в отель и устроил там грандиозную оргию. Утехи снимали во всех ракурсах на лучшую в то время американскую пленку.

Казалось бы, все шло как по маслу. Но когда Сукарно продемонстрировали порнофильм с его участием, он неожиданно для всех воспринял это как подарок от советского правительства и попросил сделать еще несколько копий фильма. Операция провалилась.

Ответственная специальность – оператор

В 1979 году приказом главы КГБ Юрия Андропова в СССР был регламентирован механизм прослушивания. Точки прослушивания устанавливались везде, в том числе и в посольствах, для перехвата переговоров зарубежных дипломатов.

Операторами в пунктах прослушивания в основном были женщины. Они вели запись переговоров на магнитофонную ленту и стенографировали их. Далеко не каждая сотрудница могла справиться с подобной работой, ведь каждый оператор должен был уметь распознать до 50 различных голосов. К моменту распада СССР в Москве работали около 900 таких операторов, в Ленинграде - порядка 400.

Авторам книги Red Web удалось найти одну из женщин-операторов. Зовут ее Любовь (фамилия по понятным соображением не приводится). В 1984 году Любовь окончила географический факультет МГУ по специальности «экономическая география». Она прекрасно владела португальским языком, благодаря чему ее взяли на работу в КГБ для прослушивания политических деятелей Анголы. Бывший агент, в частности, рассказала, как во время путча ГКЧП в августе 1991 года ей приходилось прослушивать Виталия Уражцева – одного из соратников Бориса Ельцина.