23/01/18
Кто построил собор Василия Блаженного

Знаменитый красочный храм Покрова на Рву, одна из главных достопримечательностей Москвы, был возведён в 1555-1561 годах в ознаменование взятия Казани русскими войсками в 1552 году. Он был освящён в честь праздника Покрова потому, что приступ русских войск к Казани начался именно в этот день. Мы привыкли воспринимать собор как единый, но на самом деле он состоит из десяти самостоятельных храмов. Отсюда такой причудливый, уникальный облик всего собора, или, лучше сказать, храмового комплекса.

Первоначально храмов было девять, причём центральный был посвящен Покровам Богородицы, а остальные восемь - определенному празднику или святому, в чей день произошло то или иное достопамятное событие, связанное с осадой Казани. В 1588 году к комплексу была пристроена церковь над захоронением известного московского блаженного Василия, и вот она-то только и имеет право называться в строгом смысле слова церковью Василия Блаженного.

Итак, мы будем говорить о Покровском многоцерковном соборе, каким его возводили в 1555-1561 гг. Во многих книгах и в наше время можно прочесть, что сооружение его осуществлялось под началом двух мастеров - Бармы и Посника. Есть, правда, версии, будто строительством руководили неизвестные итальянские мастера. Но она не имеет никакого документального подтверждения и никакой аргументации, кроме необычного вида собора. Н.М. Карамзин сгоряча назвал стиль Покровского собора «готическим», но это абсолютно неверно с искусствоведческой точки зрения, и только авторитет «первого русского историографа» позволяет некоторым до сих пор настаивать на иноземном авторстве самобытного храма Василия Блаженного.
Откуда же взялось мнение, что строительством руководили два мастера?

В 1896 году священник Иван Кузнецов опубликовал выдержку из рукописного сборника, хранившегося тогда в Румянцевском музее. Сборник этот был составлен не ранее конца XVII – начала XVIII века. В нем содержится «Сказание о перенесении чудотворного образа Николая чудотворца», который был царским даром Покровскому собору. В этом позднем сказании говорится, что царь Иван Грозный вскоре после взятия Казани поставил семь деревянных церквей вокруг большей, восьмой, каменной, около Фроловских ворот (т.е. с XVII века ворот Спасской башни Кремля). «И потом даровал ему Бог двух мастеров русских, по прозвищу Барма и Постник, бывших мудрыми и пригодными к такому чудесному делу». Эта информация о «двух мастерах» была принята большинством историков на веру.

А ведь сказание, переосмыслявшее старое предание, являлось не летописным текстом. К тому же напомним, что выражение «по прозвищу» в тогдашнем русском языке, как и сейчас, означало только прозвище человека, а не его собственное имя. Бармой могли называть умелого мастера, так как бармы — это оплечья на одежды царей и духовных сановников, богато и разнообразно украшенные и требующие искусного и тщательного исполнения. Посник же, или Постник, - имя собственное. Поэтому не логично, что в «Сказании» первый мастер назван только по прозвищу без имени, а второй — только по имени без прозвища.

Более достоверным можно считать текст из «Русского Летописца от начала Русской земли до восшествия на престол царя Алексея Михайловича», написанного в первой половине XVII века, то есть по времени намного более близкого к интересующему нас событию. В нём читаем: «В том же году [1560 г. - авт.] повелением царя и государя и великого князя Ивана была начата церковь, обещанная за взятие Казани в честь Троицы и Покрова…, а мастером был Барма с товарищами». Здесь назван только один зодчий, но, очевидно, не вследствие незнания имени второго мастера (Посника), а потому, что это был один и тот же человек.

Впоследствии был найден еще один источник, свидетельствующий, что имена Посник и Барма действительно относятся к одному, а не к двум лицам. Из него следует, что рукопись Судебника 1550 года принадлежала до 1633 года монастырскому стряпчему, московскому служилому человеку Дружине. Дружина был сыном Тарутия и внуком Посника, имевшего прозвище Барма. Дело кажется совершенно ясным: два мифических мастера, одного из которых звали Барма, а другого - Посник, соединяются в одно историческое лицо – Посника (это, понятно, не крестильное имя, а нечто вроде современной фамилии) по прозвищу Барма, означавшему, что сей человек искусен в ремёслах.

Причём зодчий Постник того времени известен по постройкам ещё ряда сооружений, а именно: Казанского кремля, Никольского и Успенского соборов в Свияжске. Однако сей факт, блестяще доказанный ещё в 1957 году отечественным археологом Н.Ф. Калининым, до сих пор обходят своим вниманием многие историки и искусствоведы, которые по привычке твердят о Барме и Постнике как о двух строителях Покровского собора.