17/11/18
«Остров смерти» Мудьюг: как там содал концлагерь для русских

Историки называют этот концлагерь первым в советской России и единственным в мире местом заключения подобного рода, часть построек которого сохранилась с начала ХХ века. В 2018 году у истории концлагеря на острове Мудьюг вековой юбилей.

Что это за остров

Мудьюг – это песчаный болотистый остров общей площадью почти 32 км2, он расположен в 60 км от Архангельска в Двинской губе Белого моря. Растительность средней части Мудьюга – кустарники и хвойный лес. Во времена СССР на острове располагалась часть ПВО, но ранее в 1918 – 1919 годах (немногим более года) здесь находился Мудьюгский концентрационный лагерь. Его постройки отчасти сохранились до сих пор.

История возникновения концлагеря

В основном исторические сведения о том, как возник этот концентрационный лагерь и об условиях содержания в нем сегодня можно почерпнуть из книги доктора исторических наук Павла Голуба «Белый террор в России (1918 – 1920 гг.)», вышедшей в 2006 году, и из сборника «Интервенция на советском Севере 1918 – 1920 гг.», изданной в 1939 году Архангельским обкомом ВКП(б). В сборнике, в частности, приводятся воспоминания Павла Рассказова, журналиста, при Советах – заместителя начальника комиссии по распоряжению национализированным торгфлотом. Рассказов сам побывал в Мудьюглаге в качестве заключенного.

Как пишет Павел Голуб, концентрационный лагерь на острове Мудьюг был создан во второй половине августа 1918 года войсками Антанты, захватившими власть в Архангельске. Городская тюрьма вскоре оказалась переполненной арестованными большевиками и просто подозреваемыми в сочувствии советской власти. Интервенты приняли решение о создании на удаленном острове концентрационного лагеря, который просуществовал до осени 1919 года – до того момента, когда часть заключенных устроила побег с острова Мудьюг.

Условия содержания заключенных

Очень скоро после появления лагеря Мудьюг стали называть «островом смерти». Им пугали маленьких детей. Павел Рассказов писал, что с прибытием партии заключенных на остров там уже были постройки, предназначавшиеся для сезонных работ по перевозке и хранению грузов – деревянный барак для рабочих, дощатые склады, добротный двухэтажный дом для начальства. Деревянный барак, куда поселили первую партию заключенных (134 человека), имел длину порядка 20 метров и 12 метров в ширину, нары были двойными. В одном из проходов строения стояли 3 печи. Комендантом острова был французский офицер, этапировали узников на Мудьюг также французские военнослужащие.

Рассказов сообщал о весьма скудном продовольственном пайке, выделяемом для заключенных, они голодали и вскоре стали питаться всем, что хотя бы напоминало съестное, копались в помоях, выливаемых охранниками-французами. За малейшую провинность полагалась смертная казнь (по данным информагентства «Двина-Информ», за годовалую историю существования Мудьюглага там погибло более 300 заключенных). Десятую часть заключенных составляли бывшие царские офицеры, служившие советской власти, и они имели право не работать, назначались «бригадирами» для присмотра за остальными. Большая часть узников концлагеря из партии Рассказова когда-то служила рядовыми в Красной Армии, среди заключенных были также свыше 20 матросов.

Изнурительный труд (лесоповал, земляные работы по расчистке территории под будущий лагерь) плюс более чем скудное питание истощали заключенных и способствовали возникновению ряда болезней. В баню их не водили, белья не меняли, не выдавали и мыла. Узники Мудьюглага пытались самоорганизовываться, создали свой актив для переговоров с администрацией, но эти попытки были пресечены под угрозой расстрела. Офицеров из числа заключенных переселили в отдельный барак, где условия были несколько лучше. Среди них вскоре появились «выдвиженцы», которые зачастую издевались над заключенными еще больше, чем иностранцы-охранники.

С наступлением осени положение заключенных ухудшилось, поскольку у многих из них отсутствовали теплая одежда и зимняя обувь. После побега с острова на лодке трех заключенных в октябре 1918 года лагерный режим еще более ужесточился. Одним из самых жестоких видов наказаний была посадка в карцер – промерзшую земляную яму, после пребывания в которой многие заключенные обмораживали ноги или же замерзали насмерть. В лагерном лазарете в сильные морозы тоже стояла минусовая температура.

Почему его закрыли

Как писал в своей книге Павел Голуб, ситуация с положением узников в Мудьюглаге стала накаляться к лету 1919 года – на острове свирепствовали цинга и тиф, эпидемия последнего заболевания перекинулась на архангельские тюрьмы, куда время от времени привозили заключенных с Мудьюга. Население Архангельска было взбудоражено опасностью массового заражения, в городе в начале сентября того же года прошла забастовка, в которой участвовали сотни рабочих различных архангельских предприятий.

К тому времени Мудьюглаг уже поменял свой статус – концлагерь сделали ссыльно-каторжной тюрьмой, и ею распоряжались уже русские правители Северной области. Белые офицеры в качестве надзирателей проявили такую жестокость по отношению к заключенным, что в середине сентября те массово восстали. Свыше 50 узников под огнем пулеметов сумели бежать с острова на рыбацких баркасах. Выжили из них только 32 человека, добравшихся до архангельского поселка Пинега. При подавлении восстания и в назидание оставшимся узникам на Мудьюге расстреляли 24 заключенных. Лагерь тотчас же экстренно перевели на Кольский полуостров, где он просуществовал до начала 1920 года.

... Территорию бывшего Мудьюглага пытались сделать музейным заповедником еще с конца 20-х годов ХХ века. Однако на сегодняшний день она абсолютно заброшена, а оставшиеся деревянные лагерные постройки окончательно догнивают.

При чем тут создатель «Шанели No 5»

В исследовании русской службы ВВС рассказывается об одном из интервентов, сотруднике французской военной разведки Эрнесте Бо, кураторе Мудьюглага. Упоминает его в своих воспоминаниях и Павел Рассказов (как офицера, с презрением относившегося к заключенным). Бо родился в Москве в семье французского парфюмера, воевал в Первой мировой.

После участия в союзнической военной интервенции в России в составе войск Антанты, Эрнест Бо в конце 1919 года поселился во Франции, занялся парфюмерным бизнесом. Великий князь Дмитрий Павлович (Романов) свел его с Коко Шанель. Существует легенда, что именно она выбрала из серии предложенных Бо духов единственный, получивший потом название «Шанель No 5» и снискавший мировую славу.