27/10/18
Предательство генерала Власова: какой ущерб оно нанесло Красной Армии

Добровольно сдавшийся 12 июля 1942 года в немецкий плен командующий 2-й Ударной армией генерал-лейтенант Андрей Власов организовал и возглавил, как известно, коллаборационистскую «Русскую освободительную армию» (РОА). К участию в этом формировании Третий рейх привлек до 130 тысяч советских военнопленных. Кроме того, Власов выступал с многочисленными политическими заявлениями, направленными на расширение сотрудничества с врагом среди населения оккупированных территорий, обращался он и к бойцам Красной Армии.

Попытка скрыть факт пленения

Хотя немцы сразу объявили о пленении прославленного советского военачальника (Власов был одним из общепризнанных героев битвы за Москву), в Советском Союзе этот факт долго не признавали публично и официально Власов считался пропавшим без вести. 27 декабря 1942 года Власов выступил в Смоленске с декларацией от «Русского комитета», в которой призывал советских людей восстать против Сталина и англо-американских империалистов, за мир и союз с Германией.

Но и после этого в Красной Армии и среди гражданского населения СССР долго распространялся слух, будто немцы только используют имя Власова, а генерал на самом деле мёртв. И хотя 24 февраля 1943 года состоялось закрытое заседание Военной коллегии Верховного Суда СССР, на котором Власова за измену Родине заочно осудили на смертную казнь, приговор оставался в секрете и не оглашался.

3 марта 1943 года Власов выступил с воззванием «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом». В апреле-мае 1943 года он совершил поездку в оккупированную немецкими войсками часть Ленинградской области (сейчас это Псковская область и часть Ленинградской), где провёл серию публичных выступлений. Сведения об этом активно просачивались через линию фронта. После этого скрывать факт сотрудничества Власова с врагом стало невозможным.

Запоздалая известность

Парадоксально, но факт: агитационная поездка в Ленинградскую область привела к тому, что гитлеровское руководство на несколько месяцев совершенно затёрло Власова и прекратило его поддерживать. Дело в том, что речи генерала-перебежчика совершенно не соответствовали видам нацистской оккупационной политики. Власов посмел что-то там говорить о «свободной России», о германо-русском союзе. А ведь цели германской политики на Востоке не имели ничего общего с тем, чтобы предоставить русским какую-то свободу. На смену коммунистической тирании должен был прийти колониальный режим, в котором русским отводилась роль белых туземцев для новых господ. И действия Власова в эту политику не вписывались никак.

Только ближе к концу войны, когда нацисты начали цепляться за каждую соломинку, Власова снова извлекли из нафталина. Помимо разрешения сформировать РОА как полноценное боевое формирование, ему позволили также выступить и с политическими заявлениями. Самым громогласным стало создание в Праге в ноябре 1944 года «Комитета освобождения народов России» (КОНР).

Комитет провозгласил демократические цели, которые он якобы намеревался достичь в союзе с германскими войсками, свергнув сталинский режим. Но к этому времени немцы уже потеряли все оккупированные советские территории. Война переместилась в Центральную Европу.

Власов выступил слишком поздно, чтобы привлечь многих

Конечно, предательство со стороны такой известной фигуры как генерал Власов (за битву под Москвой он был награжден вторым орденом Красного Знамени, его портреты печатали в советских газетах, он даже выступал перед западными журналистами) – чревато большим моральным уроном армии и стране. Удалось ли этого избежать? Давайте же разберёмся, как было дело.

Про предательство Власова и его «идейный» переход к врагу советские люди начали узнавать только зимой 1942/43 г. К тому времени уже начался коренной перелом в ходе войны, немцы были окружены (а вскоре и разгромлены) под Сталинградом, военное счастье явно перешло на нашу сторону. В этих условиях известие о том, что прославленный советский военачальник «встал на путь борьбы с большевизмом», не произвело на Красную Армию такого впечатления, какое оно могло бы произвести, если бы прозвучало в середине лета 1942 года, когда немецкие войска стремительно рвались к Волге и на Кавказ.

Политические выступления Власова на оккупированных территориях были вскоре немцами запрещены. Широковещательные декларации КОНР уже никого не могли подвигнуть к коллаборационизму по причине отсутствия к 1944 году оккупированных территорий.

Помогал или мешал немцам Власов?

В плену Власов стал организатором наиболее крупного коллаборационистского формирования. Однако следует учесть, что, во-первых, к моменту создания оно уже не могло оказать никакого влияния на ход боевых действий. Во-вторых, кроме Власова в немецком плену было немало советских военачальников высокого ранга.

Вильфрид Штрик-Штрикфельдт, куратор РОА от абвера, писал, что «мысль привлечь какого-нибудь советского генерала в качестве соратника в борьбе против Сталина зародилась в ОКХ», то есть в главном командовании сухопутных сил. Из пленённых советских генералов Власов на эту роль подходил лучше всего. Но не было бы его – нашли бы кого-нибудь другого.

Вряд ли Власов обладал очень уж большим авторитетом для советских военнопленных, большинство которых было взято ещё до битвы за Москву. Следовательно, преобладающим мотивом их вступления в РОА было уж никак не доверие лично к генералу Власову. Кроме того, учтём, что РОА не играла стратегической роли.

Тот же Штрик-Штрикфельдт, биограф Власова, писал, что после распространения немцами листовок со «Смоленской декларацией» на фронте заметно увеличилось количество перебежчиков из РККА. Но нужно учесть, что его книжка – не столько беспристрастная летопись, сколько апология, переходящая в панегирик. А перебежчики всегда были и будут.

Политические выступления Власова задержали формирование немцами РОА. И недаром некоторые сейчас даже развивают версию о том, будто бы Власов, на самом деле, выполнял тайное задание Сталина по срыву немецких планов создания коллаборационистской армии.