30/10/18
Рукопашные схватки на Великой Отечественной: кто чаще побеждал

«Пуля - дура, штык – молодец», - учил полководец Александр Суворов. Сегодня, в век технологий, эта фраза звучит скорее иронично, как символ консерватизма. Что, впрочем, вряд ли уничижает её мудрость: в зависимости от ситуации ближний бой по надёжности не уступит стрельбе. Это множество раз доказывали солдаты во время Великой Отечественной войны.

На все случаи жизни

Винтовка Мосина, пистолет-пулемёт Шпагина и всем известный пистолет ТТ «Тульский, Токарева» стали неотъемлемыми символами Великой Отечественной. Оно и понятно: огнестрельное оружие воспринимается фактически как продолжение руки солдата, становится частью его образа, а значит, и частью совершённых им подвигов.

Однако далеко не в каждой ситуации бойцы могли положиться на автомат. Например, при штурме окопа или блиндажа нет времени, чтобы прицелиться, поэтому чаще приходилось колоть штыком или идти в рукопашную. А разведчикам при исполнении задания важно было сохранять тишину, поэтому в схватках они предпочитали действовать без выстрелов.

Наконец, на первых порах Великой Отечественной попросту не всем хватало винтовок: если регулярная армия в целом была укомплектована оружием, то ополченцы и партизаны вынуждены были «добывать» его в бою. Не хватало и боеприпасов. Всё как у Суворова: «Береги пулю на три дня, и иногда и на целую кампанию, как негде взять».

Видимо, поэтому даже во время «автоматизированной» Великой Отечественной войны рукопашному бою при подготовке солдат уделялось значимое внимание – на изучение приёмов уходило 25 из 40 часов занятий по физподготовке. И это, конечно, давало свои плоды.

Знай наших

Получив необходимые навыки, красноармейцы никогда не стеснялись идти на противника с кулаками. По некоторым данным, в 80 процентах случаев инициаторами рукопашных схваток становились именно советские солдаты и, как правило, они выходили победителями. Даже принято считать, что впоследствии среди немцев распространилась присказка: «Кто в рукопашной не дрался с русскими, тот войны не видал».

Естественно, были и те, кто в боях отличился особо. Например, был в рядах советской армии настоящий чемпион – абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королёв. В начале войны он вступил в партизанский отряд «Победители», которым руководил Герой Советского Союза Дмитрий Медведев. Однажды в бою Королёв с раненным командиром на плечах обезоружил немецкий дзот. С помощью хитрости – притворившись сдающимся – он попал в сооружение, где спокойно разобрался с шестью фашистами.

А об 181-м особом разведывательном отряде Северного флота и его командире Викторе Леонове сложена не одна легенда. Здесь служили, например, Андрей Пшеничных и Семён Агафонов.

Первый, «жилистый и вёрткий» солдат, во время Петсамо-Киркенесской наступательной операции отличился тем, что захватил две артиллерийские батареи на мысе Крестовом, прикрыв наступление советских войск. К концу боя, за который Пшеничных получил звание Героя Советского Союза, на его счету было более десяти убитых в рукопашной и штыковой атаке немцев.

На счету второго – более 50 успешных высадок в тыл врага. Агафонов также отличился на Крестовом: он лично захватил целую артиллерийскую батарею и два пулемета, а затем с небольшим отрядом обеспечил отступление основных сил, после «вручную» прорвав оцепление. В этом бою им было убито около 20 врагов.

Сам же Леонов в свои мемуарах писал, что советским солдатам, особенно разведчикам, множество раз приходилось вступать в рукопашные бои. И обычно красноармейцы, подходя вплотную к фашистам, улыбались противникам злой и презрительной улыбкой. «Улыбка и тельняшка стали нашим оружием. Враги не выдерживали этого давления на психику», - вспоминал командир.

Бой за лычки

Немцы действительно не очень охотно шли в рукопашную. Естественно, за исключением самых кровожадных.

Чтобы подзадорить солдат, немецкое руководство пошло на неординарный шаг, учредив в ноябре 1942 года «Знак ближнего боя». Известно, что награда появилась по личному приказу Адольфа Гитлера, который спустя два года даже заявил о своём единоличном праве присваивать и вручать знак отличия.

«Знак ближнего боя» присуждался солдату за участие в рукопашных сватках «человек против человека». При этом близость боя определялась тем, видел ли солдат в схватке «белки глаз противника».

«Бронзовый» знак можно было получить за 15 дней рукопашных схваток, «серебряный» - за 30, а «золотой» - за 50. Количество дней засчитывалось за время непрерывного пребывания на фронте. Так, за восемь месяцев службы можно было получить пять дней, за год – десять дней, за пятнадцать месяцев – 15 дней.

Судя по том, что самый престижный – золотой знак – получили всего 631 человек, долго протянуть на фронте, да ещё в постоянных драках, немцам удавалось далеко не всегда. Чуть больше тех, кто был удостоен «серебра» - 9 400 человек, а бронзой довольствовались 36 400 человек: все равно не очень-то и много на многомиллионную армию. А этом может свидетельствовать лишь о том, что в боях «человек против человека» во время Великой Отечественной советские солдаты просто были лучше.