15/11/18
Сколько немцев было убито в первый день Великой Отечественной

22 июня 1941 года без объявления войны германские войска перешли границу Советского Союза. Внезапность нападения сказалась на количестве потерь Красной Армии.В первые дни войны они были в разы больше потерь противника.

Согласно плану Барбаросса, немецкое командование собиралось разгромить СССР за шесть недель, уничтожив при этом основные силы Красной Армии вблизи границ. Однако планы Гитлера были сорваны самоотверженностью советских солдат, которые ценой огромных потерь задержали продвижение противника вглубь страны.

Самое начало войны застало советские пограничные заставы врасплох. 22 июня примерно в 1:30 диверсионные немецкие группы почти без сопротивления начинают захватывать переправы через приграничные реки по всей линии будущего фронта – от Балтики до Черного моря (общая протяженность порядка 3 тысяч километров). В районе Белостока практически полностью уничтожается личный состав 6 погранзастав.

Дольше всех, около 12 часов, держалась, приняв неравный бой (40 пограничников против 500 захватчиков),  1-я погранзастава лейтенанта Сивачева. Всего на западной границе 22 июня в бой с немецкими дивизиями вступил личный состав 485 погранзастав, и никто не оставил своих позиций. Из 19 600 пограничников в первый день войны погибло свыше 16 000 бойцов.

В 3:15 утра ураганному артиллерийскому огню подверглась Брестская крепость, гарнизону был нанесен серьезный урон. А примерно в 3:30 полторы тысячи немцев в составе трех батальонов 45-й пехотной дивизии приступили к штурму крепости . Как сообщали в немецком штабе, защитники при поддержке 40 танков и бронемашин оказали пехотным частям вермахта ожесточенное сопротивление, а огонь советских снайперов «привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров».

В 4 часа утра немцы начинают бомбардировку советских городов по всей линии вторжения. Сильно пострадали: Каунас, Шауляй, Вильнюс, Гродно, Минск, Барановичи, Житомир, Киев, Севастополь. Разрушенными оказались многочисленные железнодорожные узлы, мосты, аэродромы, военно-морские базы.

Только в 5:45 в Кремле состоялось экстренное совещание высшего военно-политического руководства страны. Советских лидеров волновал лишь один вопрос, это полномасштабная война или провокация отдельных немецких частей? Сталин, несмотря на заверения Жукова и Тимошенко долго отказывался верить, что Гитлер нарушил свои обязательства перед Советским Союзом. Пользуясь неразберихой в Кремле, немцы тем временем усилили давление на приграничные районы СССР, в некоторых местах за считанные часы им удалось продвинуться вглубь нашей территории на 20 километров.

Как отмечал генерал-полковник Франц Гальдер, в наступление перешли все немецкие части кроме 11-й армии группы армий «Юг», дислоцированной в Румынии. Для русских, с его слов, вторжение оказалось полной неожиданностью, люфтваффе без особого сопротивления уничтожали целые эскадрильи советских бомбардировщиков, счет которым уже в первый день шел на сотни.

Сводки Главного Командования Красной Армии за 22 июня подтверждают массированный характер вторжения немцев на всех участках фронта, которое удавалось сдерживать огромным напряжением сил и воли. Отмечалось, что передовые армейские части впервые вступили в столкновение с германскими вооруженными силами только во второй половине дня, «после ожесточённых боев враг был отбит с большими потерями». В частности, по сообщениям Генштаба, истребителями и зенитной артиллерией удалось уничтожить 65 самолетов противника.

Согласно Директиве No2, советским войскам было приказано атаковать врага по всей линии фронта. К сожалению, первые контрнаступления частей Красной Армии оказались разрозненными и плохо организованными, между частями отсутствовал должный уровень координации. Это приводило к тому, что потери личного состава отдельных дивизий превышали 90%.

Наиболее значительные потери в первые дни войны несли советские ВВС. В своем донесении верховному главнокомандующему заместитель начальника 3-го Управления НКО СССР Федор Тутушкин списывал высокие потери в авиации на «нераспорядительность и бездеятельность некоторых командиров авиадивизий и полков». Именно из-за их преступной халатности во время первых налетов противника было уничтожено около 50% самолетов, сообщает военный чиновник.

22 июня 1941 года германские ВВС сосредоточили на трех стратегических направлениях почти 5 тысяч боевых самолетов. В первые часы после начала войны немцы нанесли серию массированных ударов по аэродромам западных пограничных округов, особенно сильными были налеты на объекты Прибалтийского, Киевского и Одесского военных округов. Однако больше всего пострадал Западный Особый округ, который уже в первый день войны потерял 738 самолетов.

Всего по советским данным, наша авиация 22 июня 1941 года лишилась 1200 самолетов, 800 из них были уничтожены на земле, люфтваффе потеряли 220 боевых машин. Согласно немецким отчетам, люфтваффе уничтожили 322 советских самолета в воздухе и 1489 на аэродромах.

Точных оценок потерь личного состава немецких и советских войск в первый день Великой Отечественной войны нет. О них могут свидетельствовать лишь косвенные цифры. Так, согласно справочнику Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии. 1933-1945» за июнь 1941 года немцы потеряли 22 000 солдат и офицеров. Можно с уверенностью сказать, что практически все эти потери относятся к первым девяти дням боев на территории СССР. То есть, в среднем немцы в этот период ежедневно теряли около 2,5 тысяч военных. Вероятно, 22 июня их потери были чуть менее существенны.

Советские людские потери, как среди военных, так и гражданских лиц в первый день войны, по некоторым данным, достигают 80 тысяч человек. В основном это жители разрушенных бомбардировками немецкой авиации городов Прибалтики, Белоруссии и Украины, а также личный состав погранчастей на Белостокском направлении.