«Афганский самурай»: как японец Коширо Танака воевал за «душманов»

Инструктор по боевым искусствам Коширо Танака много раз становился героем репортажей западных журналистов, пишущих об Афганской войне. Известно, что Танака создал современную школу дзю-дзюцу, с 4 лет занимался дзюдо и с 14 – каратэ. В течение 5 лет по собственной инициативе он стал сенсэем для афганских дущманов-диверсантов и даже участвовал в боях с советскими войсками.

Журналисты называли Танака «японским Рембо», «афганским самураем». Одно время, уже после афганских «командировок», он возглавлял в Японии некоммерческую организацию «Японское общество свободы в Афганистане» и Международный комитет спасения беженцев. Он — участник многочисленных семинаров и мастер-классов по традиционным японским боевым искусствам, проводимых в разных странах мира. В интернете много видеороликов с участием Коширо Танака, его курсы широко распространяются на DVD.

Серик Осанов, воевавший в Афганистане в составе 56-й ДШБ, а ныне полковник полиции, наставник школы боевых искусств, встречался с Коширо Танака спустя много лет после вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. В разговоре выяснилось, что оба собеседника воевали «по разные стороны баррикад» в одно и то же время и даже находились в одном районе боевых действий.

Танака предпочитал называть дзю-дзюцу, которую он создал, школой фуни-рю. Для себя японец решил, что лучшей «обкатки» новой школы, чем в афганской войне, не найти, и отправился инструктировать моджахедов. Фуни-рю Танака максимально приближена к реальному рукопашному бою, в ней свыше 200 приемов, причем подчиненных одной цели – установить контроль над действиями противника. Главное в фуни-рю «афганского самурая» – захват и удержание шеи соперника для того, чтобы не позволить тому контратаковать.

"Современный самурай использует «меч» в чужой войне"

Так назывался материал токийского журналиста американской ежедневной газеты The Christian Science Monitor Кэти Гэннон, опубликованный в этом издании 14 августа 1987 года. Гэннон встречалась с Коширо Танака в столице Японии и писала, что в 1985 году ее 46-летний визави «…сменил униформу японского офисного работника на шаровары-пижамный костюм, который носили афганцы». Танака, по словам журналистки, был вооружен только своими убеждениями и не имел практического боевого опыта, когда присоединился к афганским моджахедам. Тем не менее обладатель черного пояса по каратэ афганскую войну принял «как свою собственную… и хочет воевать с Советами».

В статье о Танака отмечалось, что японское правительство неодобрительно отнеслось к деятельности гражданина своей страны в Афганистане, более того, инструктор по боевым искусствам даже официально был предупрежден посольством Японии в Исламабаде о недопустимости вовлечения в афганский конфликт. Но Танака это предупреждение проигнорировал.

Кэти Гэннон объясняла участие Танака в инструктаже моджахедов (японец тренировал «душманов» второй по величине группировки, возглавляемой Бурхануддином Раббани) тем, что «японский самурай» не имел возможности в полной мере реализовать себя как сенсей в плане преподавания навыков борьбы в боевых условиях у себя на родине. Мешала пацифистская конституция Японии, принятая в стране после Второй мировой войны – численность армии государства, в прошлом поддерживавшего гитлеровскую Германию, была слишком мала.

В беседе с корреспондентом The Christian Science Monitor Танака пояснил, что не следует догматам ислама, но его взгляд на смерть не сильно отличается от религиозной идеологии «душманов» – «самурай» видел себя в роли «потенциального мученика за Японию» (в тексте статьи много рассуждений о СССР как агрессоре, стремящемся к мировому господству, про отнятые Курильские острова и т.п.).

Правительственная пресса Афганистана неоднократно «хоронила» Коширо Танака, сообщая о том, что он убит в бою с моджахедами.

На момент публикации, по словам самого «самурая», с 1985 по 1987 год он побывал в Афганистане 6 раз (и собирался ехать в седьмой). В 1987 году была опубликована его автобиография «Советские солдаты в прицеле. Моя война в Афганистане» (она также известна под другими названиями, которые менялись при переизданиях). Танака пробирался в Афганистан через Пешавар и всегда вез собой деньги для моджахедов, которые собирал в Японии через специально созданную для этих целей фирму. Большая часть доходов от книги тоже пошла на помощь «душманам».

«Моджахедам нужна любая помощь – им требуется оружие, еда, все что угодно», – говорил Танака. – «Большинство видов оружия примитивны и устарели, но и их не хватает».

Примечательно, что жена Коширо Танака, Такико, признавалась, что не понимает подобной «любви» своего мужа к афганским моджахедам, она пыталась остановить его, уговорить больше не ездить в Афганистан, но безуспешно.