15/06/21
Академик-«вампир»: где хирург Сергей Юдин брал донорскую кровь

До тридцатых годов XX века никто в мире не пытался спасать живых людей с помощью трупной крови: подобная мысль казалась отвратительной даже медикам. Первопроходцем в этой области стал советский хирург – академик Сергей Юдин. На протяжении десятилетий в СССР откачивали кровь у мертвецов, чтобы переливать её больным, причём пациентов не ставили в известность о происхождении крови.

Кровь мёртвых – в вены живых

С вопросом нехватки донорской крови выпускник медицинского факультета Московского университета Сергей Юдин столкнулся на практике. В годы Первой мировой войны он работал военным хирургом. А став в 1928 году руководителем Московского института неотложной помощи им. Н. В. Склифосовского, врач лично провёл тысячи операций на желудке. К этому времени относится методика использования трупной крови, которую Юдин разработал вместе с хирургом Владимиром Шамовым. Кровь, полученная из тела мёртвого человека, отличается рядом особенностей. Сначала она загустевает, но затем естественным образом «разжижается» и больше не сворачивается. Этот процесс называется фибринолизом.

«Благодаря фибринолизу трупная кровь может заготовляться и храниться без лимоннокислого натрия и других антикоагулянтов», – отмечал Юдин в своей работе «Размышления хирурга». В 1928 году Владимир Шамов откачал у собаки 9/10 собственной крови, а затем перелил ей кровь от трупа пса, скончавшегося 10 часов назад. Обескровленное животное пришло в себя. Случай испытать метод на человеке представился в 1930 году. 33-летний пациент умирал от анемии после попытки самоубийства, и Сергей Юдин ввёл ему кровь, полученную от мёртвого 60-летнего «сердечника».

Заготовка трупной крови в СССР

Автор методики признавал, что «у неподготовленных лиц немедицинского звания сама мысль о собирании крови из трупа и вливании её живым людям производит впечатление не только отрицательное, но прямо шокирующее, заставляющее содрогаться». Данному вопросу в связи с религиозными представлениями человечества академик посвятил немало страниц.

«Переливание трупной крови является предложением необычайным, даже невольно, почти инстинктивно пугающим и отталкивающим; напрасно было бы пытаться это отрицать или оспаривать», – размышлял Юдин. Тем не менее учёный сумел доказать, что в такой крови нет никаких «трупных ядов». Более того, он утверждал, что она даже обладает терапевтическими качествами. В Советском Союзе брали кровь из яремной вены внезапно умерших людей (причина смерти была одна из трёх – инфаркт, инсульт или асфиксия). В среднем от одного трупа, поставленного вниз головой, получали до 3-4 л крови. Разрешения родственников при этом особо не спрашивали, понимая психологическую неподготовленность людей. Уже в 1935 году в Москве обескровили 264 трупа-«донора». За 20 лет, по данным Юдина, в СССР было проведено 10 тысяч трансфузий посмертной крови. При этом пациентам, как правило, о происхождении крови не сообщалось.

«Лучше или уклониться, или отговориться, или даже отрицать факт добычи крови из мёртвого тела», – писал по этому поводу Сергей Юдин. В годы Великой Отечественной войны взлёта данной практики не последовало: кровь убитых на войне для переливания не подходила. Однако заготовка крови продолжалась, и возможно, её доставляли в военные госпитали.

Автор эпохального открытия, как и многие другие учёные, не избежал сталинских репрессий. В 1948 году Сергея Юдина арестовали как «английского шпиона», но после смерти «отца народов» он был реабилитирован. Через год академик умер. В 1962 году за технологию взятия и переливания трупной крови Шамов и Юдин посмертно получили Ленинскую премию.

Пик использования кадаверной крови пришёлся на 1967 год – тогда в одной Москве извлекалось 2,5 т в год. В меньших масштабах метод применяется и в настоящее время. О нём мало кто знает, кроме специалистов, и достоверных сведений о количестве подобных переливаний в открытом доступе нет. Руководитель отдела трансфузиологии института имени Н. В. Склифосовского профессор Валерий Хватов в 2003 году рассказывал о получении в его лаборатории 500-800 л трупной крови ежегодно.