14/03/21
Александр Голованов: почему Сталин лично подавал пальто самому молодому маршалу

Сталин всегда адресовался к своим военачальникам строго в соответствии с партийным этикетом: по фамилии, прибавляя слово «товарищ». И только для двух людей делал исключение, обращаясь к ним по имени и отчеству. Одним из них был маршал Шапошников. А другим – Александр Евгеньевич Голованов, командующий авиацией дальнего действия (АДД), маршал, удостоенный этого звания в 40 лет.

Как гражданский летчик стал подполковником

До войны Голованов был летчиком гражданской авиации – одним из лучших. Газеты писали о шеф-пилоте эскадрильи особого назначения Александре Голованове, как о «летчике-миллионере» — так называли тех, кто налетал более миллиона километров. Он участвовал в военном конфликте на Халхин-Голе и в войне с Финляндией – перевозил высший командный состав и раненых. Но военную форму Голованов с тех пор, как демобилизовался в 1920 году (службу в Красной армии он начал в возрасте 13 лет), не надевал.

В новогоднюю ночь 1941 года Александр Евгеньевич оказался в московском Доме летчиков за одним столом с генерал-лейтенантом авиации Яковом Владимировичем Смушкевичем. Два летчика – военный и гражданский – разговорились. И Смушкевич убедил Голованова написать Сталину письмо о необходимости создания стратегической авиации, которая, по его убеждению, должна была играть ключевую роль в грядущей войне. Военный летчик Смушкевич, прошедший Халхин-Гол и Испанию, знал, о чем говорит. Но сам писать такое письмо не стал, поскольку был в то время в опале и понимал, что на его соображения Сталин внимания не обратит.

И Голованов написал. Речь в его записке шла о необходимости создания бомбардировочной авиации и о том, что летчиков нужно готовить к «слепым полетам» — вне видимости земли, ночью и в плохую погоду. Уже в феврале 1941 года Голованов был приглашен в Кремль для разговора со Сталиным. Из кабинета вождя Александр Евгеньевич вышел подполковником, командиром 212 полка дальней бомбардировочной авиации, да еще и с окладом в 4000 рублей. Другие командиры авиационных полков получали 1600 рублей в месяц, но Сталин, узнав, что «на гражданке» Голованов получал 4000, распорядился оставить новоиспеченному подполковнику эту сумму.

Любимец Сталина

С этого момента начинается стремительный и совершенно беспрецедентный взлет карьеры Александра Голованова.

В августе 1941 года подполковник Голованов назначен командиром 81-й дальнебомбардировочной дивизии и повышен в звании до полковника. В феврале 1942 года Голованов назначен командующим Авиации дальнего действия (АДД), в мае того же года ему присваивают звание генерал-лейтенанта, а в марте 1943 – генерал-полковника. В декабре 1944 года Голованов становится командующим 18-й воздушной армии и Главным маршалом авиации. К началу войны Голованов командовал 350 самолетами, а с 1944 года под его началом было уже 2000 бомбардировщиков.

Эта «воздушная армада» была ударной силой Ставки и применялась на самых стратегически важных направлениях. Голованов гордился тем, что на протяжении всей войны он подчинялся исключительно Ставке, то есть – самому Верховному Главнокомандующему товарищу Сталину.

Все, кто знал его, описывают Голованова, как очень красивого, высокого, широкоплечего человека, настоящий эталон мужественности. Сталин неприкрыто благоволил к своему выдвиженцу, позволял ему такие вольности, какие мало кому сходили с рук.

Например, когда осенью 1943 года Голованов приехал с фронта к жене, только что родившей дочку, Сталин приказал адъютанту генерала не напоминать ему о вызове в Ставку. Когда Голованов все же прибыл в Ставку, его встретили не разносом за нарушение дисциплины, а поздравлениями. При этом Сталин сам принял из рук ошарашенного молодого папаши фуражку.

Такое подчеркнуто отеческое отношение Сталин демонстрировал к Голованову не раз. Когда командир АДД приезжал к нему домой, то вождь лично помогал ему раздеться, а прощаясь подавал пальто, говоря при этом конфузившемуся Голованову: «Вы мой гость!».

Еще один показательный случай связан с именем замечательной летчицы Валентины Гризодубовой. Она очень хотела, чтобы авиационный полк, которым она командовала, получил звание гвардейского, а сама она стала бы генералом. Но не получая поддержки от непосредственного руководства, написала жалобу на Голованова Сталину. Надо сказать, что Валентина Степановна вполне заслуживала наград – у нее было более 200 боевых вылетов, ее полк самоотверженно выполнял сложнейшие боевые задачи по оказанию помощи партизанам, по бомбардировке объектов противника. Однако, в полку была плохая дисциплина, высокая аварийность, сама Гризодубова неоднократно нарушала приказы, могла самовольно сорваться в Москву и т.д. Все эти резоны привел в свое оправдание Голованов. И Сталин поддержал именно его, а не прославленную летчицу.

В 1942 году именно Голованов добился от Сталина освобождения авиаконструктора Туполева.

Закат карьеры

Постороннему человеку Голованов мог показаться настоящим баловнем судьбы. Но только постороннему.

Авиация дальнего действия уже в начале войны бомбила Кенигсберг и Берлин, наносила удары по железнодорожным путям и промышленным объектам. Самолеты АДД играли решающую роль в подготовке ключевых военных операций, помогали партизанам, освободительной армии Югославии. Именно Голованов организовывал перелет Сталина в Тегеран, летчики АДД доставили Молотова в СЩА для переговоров.

Всю войну Голованов работал на износ, иногда не спал сутками. И, в конце концов, даже его железный организм не выдержал. В 1944 году маршал заболел. Начались спазмы, внезапные остановки дыхания и перебои в работе сердца, вызванные нервным напряжением.

Эта болезнь стала началом заката карьеры Голованова. В 1945 году былой любимец ни разу не побывал на приеме у Сталина. Вскоре он утратил свой особый статус и право непосредственно обращаться к Сталину. В 1948 году он был снят с должности командующего АДД. Его, маршала авиации, направили командовать воздушно-десантным корпусом.

После смерти Сталина Голованова отправили в отставку. Дни свои былой любимец вождя завершил в 1975 году, имея более чем скромную пенсию.