13/11/20
Александр Шморель: почему православная церковь канонизировала нацистского солдата

Нацистский режим, бывший беспощадным к внешним врагам, был не менее жесток и по отношению к внутренним противникам. Сразу же после прихода к власти Гитлер начал карать всех несогласных: коммунистов, католических активистов, монархистов. Однако немецкий народ, потеряв многих лучших своих представителей в многочисленных чистках, все-таки сумел сохранить ряд антифашистских активистов. Одним из них был студент-медик по имени Александр Шморель.

Александр Шморель: ранняя биография

Александр Шморель родился в сентябре 1917 года в русском городе Оренбурге. Его отцом был зажиточный купец, потомок немецких колонистов из Восточной Пруссии по имени Гуго Шморель, а вот мама была этнической русской. Учитывая, что семья Шморелей уже не первое поколение проживала в России и в значительной мере ассимилировалась, мальчик был крещен в православную веру.

Однако семейное благополучие не было долгим: в скором времени завертелась кровавая карусель гражданской войны, а с ней вместе пришли голод и эпидемии. Когда мальчику было всего-то два года от роду, он потерял мать. Она умерла от свирепствовавшего в молодом СССР тифа. Отец, женившись повторно на дочке хозяина пивоварни, принял решение покинуть охваченную войной Советскую Россию и осесть на своей исторической родине, в Германии. В 1921 году семья перебралась в Мюнхен. Однако, покинув Россию в совсем юном возрасте, юный Александр Шморель не потерял с ней культурной связи, так как его отец Гуго решил взять с собой русскую нянечку, которая приняла большое участие в воспитании мальчика. И вышло так, что он одинаково хорошо владел как русским, так и немецким языками. И считал себя одновременно и русским, и немцем. Помимо общения с няней, он довольно часто виделся с другими русскими эмигрантами. Частым гостем в доме его семьи, например, был Леонид Пастернак, отец будущего нобелевского лауреата по литературе Бориса Пастернака.

Еще в юношеские годы Александр продемонстрировал большую набожность и часто посещал службы местного прихода православной церкви.

Неприятие нацизма

Судя по всему, Александр Шморель с самого начала был исключительно негативно настроен по отношению к новым нацистским властям Германии. И это учитывая тот факт, что пропаганда в Рейхе была предельно эффективной и большая часть его сверстников восторженно принимала идеи господства арийской расы.

Шморель-младший же продемонстрировал свою выраженную и осознанную антифашистскую позицию еще в довоенные годы. В 1937 году двадцатилетнего юношу призвали в армию, ему предстояло пройти срочную службу в рядах кавалерии. Однако с самого начала служба не задалась: молодой человек упорно отказывался принести присягу на верность Гитлеру. Потенциально это могло обратиться для него самыми серьезными последствиями, но в дело вмешался отец, и процесс удалось спустить на тормозах. Под сильным давлением домашних Александр все-таки принес присягу, но, видимо, на внутреннем уровне так и не примирился с тиранией нацистов. В годы срочной службы молодой немецкий солдат принимал участие в аннексии Австрии, а после демобилизации отправился получать образование в Мюнхенский университет. Молодой человек мечтал стать врачом. Однако этим планам не позволила воплотиться в жизнь разгоревшаяся Вторая мировая война. В 1940 году в составе санитарной роты он служил во Франции, но к 1942 году сумел вернуться к занятиям в университете.

Зимой 1942 года Александр Шморель и его товарищи по университету узнали о зверствах нацистах в еврейских гетто. Сомнений не могло оставаться: власть в Германии узурпировали кровавые психопаты и палачи. Ужаснувшись, студенты мюнхенского университета решили основать тайное антифашистское сообщество. Всего в него входило с дюжину человек, они решили дать своей организации броское название «Белая роза». По сути, их методы были исключительно мирными: они занимались распространением листовок антиправительственного характера. Составив текст, начинающийся с фразы «Мы – ваша нечистая совесть», студенты-антифашисты начали стихийно распространять их по почте. По всей видимости, молодые люди были очень неопытны, а оттого не понимали, как плохо были организованы их действия. Фактически, они делали следующее: наобум выбирали адресатов из телефонной книги и отправляли им письма без указанного обратного адреса. Однажды Александр принес на почту целых сто таких писем! Казалось бы, провал такой наивной акции обеспечен, но в тот год им сопутствовала удача. Увы, их везение не было долгим. В скором времени произошло то, чего так боялся Шморель: его отправили служить в санитарной роте на Восточном фронте.

Оказавшись в Советском Союзе, Александр осознал, что находится у себя дома. Известны следующие его высказывания о родине его матери: «Я люблю в России вечные степи и простор, леса и горы, над которыми не властен человек. Люблю русских, всё русское, чего никогда не отнять, без чего человек не является таковым. Их сердце и душа, которые невозможно понять умом, а можно только угадать и почувствовать, которые являются их богатством — богатством, которое никогда не удастся отнять».

Подрывной деятельностью он начал заниматься еще в войсках. Так, например, он тайно оказывал медицинскую помощь советским гражданам, по мере сил подкармливал голодающее мирное население, стремился помогать православным священникам. Известно, что он и несколько его товарищей, рискуя получить строгое наказание, хоронили павших на полях сражений советских солдат.

Конец «Белой розы»

Когда Шморель вернулся с фронта в Мюнхен, то с новыми силами принялся за свою тайную борьбу. Они составили несколько новых листовок и распространяли их уже более целенаправленно и осознанно. Тиражи, однако, оставались очень небольшими – максимум в 6000 экземпляров. Зато студенты сумели привлечь в свою антифашистскую организацию целого профессора. К ним присоединился известный фольклорист, исследователь баварского песенного наследия Курт Хуберт. Считается, что сначала он пробовал отговорить своих учеников от этого смертельно опасного занятия, но потом сам проникся идеей мирного антифашистского подполья и примкнул к ним. В это время молодые люди осознали, что нельзя ограничиваться только распространением листовок и начали наносить антиправительственные граффити на стены.

К несчастью, конец «Белой розы» оказался трагичен. Одна из студенток сбросила из окна университета пачку листовок, но была замечена охранником. Ее поймали, подвергли страшным пыткам, которых она не смогла перенести и выдала своих товарищей. Включая и Шмореля. В 1943 году молодого и мирного антифашиста казнили на гильотине, ему было всего 25 лет…

В 1994 Русская Православная церковь заграницей признала молодого немецкого солдата Шмореля святым, а в 2012 году он был признан и московским патриархатом.

Здесь необходимо внести некоторую ясность, будучи ярым русофилом, Александр Шморель не сомневался в необходимости скорейшего демонтажа советской власти. К коммунистам он был настроен исключительно негативно, однако полагал, что насильственные методы идут вразрез со Священным Писанием. Таким образом, будучи антифашистом Шморель не придерживался левых политических взглядов.