Андрей Громыко: каким был «Господин нет»