Армия предателей Власова: кто на самом деле её финансировал

Немецкие власти не приветствовали практику, при которой русские вооруженные формирования, сражавшиеся против Красной Армии, финансировались из военного бюджета вермахта. Поэтому для обеспечения армии Власова была придумана устраивающая обе стороны схема.

На самообеспечении

Русская освободительная армия (РОА) под руководством Андрея Власова была далеко не первым военизированным формированием, состоящим из советских коллаборационистов и хиви, вызвавшихся сражаться против СССР. Прообразом такого соединения была Русская освободительная народная армия (РОНА), созданная Брониславом Каминским – инженером по образованию, отсидевшим до войны в ГУЛАГе по контрреволюционной статье.

РОНА была образована на территории так называемой Локотской республики – марионеточной квазигосударственной структуры на территориях Орловской и Брянской областей, функционировавшей в форме самоуправления под номинальным контролем немецких оккупационных властей с ноября 1941-го по август 1943 года. В период своего наивысшего расцвета армия Каминского насчитывала до 20 тысяч штыков, была обеспечена орудиями, минометами и пулеметами, большей частью советского образца. Также в распоряжении коллаборационистов имелись 24 танка Т-34.

В Локотском самоуправлении были упразднены колхозы и совхозы, возвращена частная собственность и разрешено предпринимательство. Главным платежным средством республики являлся советский рубль, хотя в обороте была и немецкая рейхсмарка. Все колхозное имущество шло на обеспечение администрации, полиции, а также армии. РОНА содержалась исключительно за счет внутренних средств, изымаемых у населения в качестве налогов. Германские власти в финансировании и материально-техническом снабжении местных вооруженных формирований практически не участвовали. Более того, администрация Локотского самоуправления отвечала за безопасность немецких грузов на своей территории и обеспечение вермахта продовольствием.

На самообеспечении находились и другие военные формирования, подобные армии Каминского. Например, дружина Гиль-Родионова, созданная в Белоруссии примерно в одно время с РОНА, бригада Боярского или Русская национальная народная армия (РННА), образованная под Смоленском, Русский охранный корпус, сформированный из белоэмигрантов в Югославии. Важным источником пополнения провизии, оружия, техники, боеприпасов, снаряжения такого рода подразделений были реквизиции, проводимые на захваченных территориях.

Совершенно по-другому обстояли дела в коллаборационистских военных формированиях, приписанных к вермахту или СС. Возглавляли такие части как правило немецкие военачальники. Один из примеров – 1-я казачья кавалерийская дивизия под командованием Гельмута фон Паннвица, воевавшая против Народно-освободительной армии Югославии и носившая обмундирование немецкого образца. 4 ноября 1944 года это подразделение было передано в подчинение Главного штаба СС. Передача касалась, прежде всего, сферы материально-технического снабжения, что позволило улучшить обеспечение дивизии оружием, боевой техникой и автотранспортом.

Все расходы на коллаборационистские соединения, напрямую подчинявшиеся немецкому командованию и входившие в состав частей вермахта, покрывались из бюджета, выделяемого на обеспечение германских вооруженных сил. К таким соединениям также относились «восточные национальные легионы», созданные из призывников и добровольцев с оккупированных территорий СССР – армянский, грузинский, азербайджанский, туркестанский, северокавказский, латышский и другие.

На особых условиях

К независимым вооруженным формированиям, создаваемым из советских добровольцев для борьбы с Красной Армией, германское руководство относилось с нескрываемым предубеждением. Именно поэтому вплоть до конца 1944 года Русская освободительная армия генерала Власова существовала только как проект. В Берлине были не против коллаборационистских батальонов, но лишь в составе немецких дивизий и только для охранных функций или борьбы с партизанами. Лишь когда численность вермахта начала стремительно сокращаться и стало нечем затыкать бреши на фронте, Власов получил разрешения на формирование собственных вооруженных сил, которые с Третьим рейхом связывали бы лишь союзнические отношения.

РОА обладала почти всеми родами сухопутных войск, включая кавалерийские казачьи корпуса и небольшие военно-воздушные силы. На форме «власовцев» красовалась нашивка с Андреевским крестом и аббревиатурой «РОА», а на головных уборах – кокарда Русской освободительной армии в виде красного овала с синим обрамлением. Всего было сформировано три дивизии РОА, правда полностью укомплектованной оказалась лишь одна из них. Две другие не только не имели тяжелого вооружения, но и располагали ограниченным количеством стрелкового оружия.

Наибольшей численности РОА достигала в апреле 1945 года – 130 тысяч человек. Этнический состав был самый пестрый. Почти половину «власовцев» составляли русские, были также украинцы, белорусы, армяне, грузины, поляки, туркмены, марийцы, черкесы, башкиры, немцы, греки, – всего свыше 40 национальностей. Все подразделения РОА были рассредоточены на огромных пространствах, а поэтому единой силы из себя не представляли.

В качестве источника снабжения и вооружение РОА Власов рассматривал только один вариант – Германию, так как другие большие державы, на кого он мог бы рассчитывать – США и Великобритания – состояли в союзе с СССР. Однако после свержения Гитлера и Сталина и создания независимой, свободной от большевиков России генерал, конечно, рассчитывал и на союзнические отношения с западными странами, входившими в антигитлеровскую коалицию.

Многие полагают, что власовская армия финансировалась из бюджета рейха. Это не совсем так. Да, деньги были немецкие. Но для Власова, как и для всего руководства Комитета освобождения народов России (КОНР) было принципиально важным подписание финансового договора, который бы обеспечивал возврат полученных от германского руководства денег. Ведь в противном случае РОА считалась бы обыкновенной армией наемников, а Власов хотел из нее сделать армию патриотов.

Опираясь на это положение, представители КОНР после 14 ноября 1944 года, когда был создан Комитет, инициировали переговоры с Министерством иностранных дел Германии. Они считали этот орган единственным уполномоченным выступать в переговорах от лица германского правительства, с которым можно было бы подписать документ, носящий характер соглашения между двумя суверенными и равноправными партнерами.

Итоговый вариант финансового договора был подписан лишь 18 января 1945 года в помещении Министерства иностранных дел. Документ имел статус неограниченного займа у немецкого государства, который руководство КОНР должно было возвращать «по мере возможности». Очевидно, что это могло произойти только после свержения советской власти и установления нового прогерманского режима в России. Таким образом Власов рассчитывал убедить всех, что средства, которые шли на покрытие потребностей РОА, были собственными.

Мемуарист Сергей Фрёлих, один из заметных деятелей антисоветской эмиграции первой волны, в книге «Генерал Власов: русские и немцы между Гитлером и Сталиным» выражал сожаление, что Власов не привлек к обсуждению договора начальника юридического отдела КОНР Ивана Гримма, который помог бы генералу составить текст таким образом, чтобы русская сторона извлекла больше выгод из итогового документа. Любопытно, что представители министерства финансов Германии, участвовавшие в переговорах, были удивлены тем, что с российской стороны не было ни одного юриста.

Фрёлих отмечал, что договор, написанный на обычном листке бумаги, так и не получил государственный статус, при этом средства, согласно документу, могли быть потрачены лишь на нужды КОНР и РОА. Эмигрант вспоминал, что Власов на его упреки по поводу поспешного заключения договора ответил нескрываемым раздражением, однако признался, что был не прав. «Для меня же, это послужило доказательством того, что он, будучи выдающимся генералом, совсем не был государственным деятелем», – заключил Фрёлих.

Деньги на специальный счет КОНР переводило Казначейство Германии после предоставления чеков, подписанных обеими сторонами – российской и немецкой. Неизвестно какая сумма была в итоге потрачена на армию Власова, однако Казначейство выполняло свои функции вплоть до капитуляции Германии. Впрочем, как мы знаем, задолго до капитуляции германская финансовая система фактически работала с заемными деньгами. К 1945 году государственный долг Германии достиг 387 млрд рейхсмарок, что составляло 95% находившихся в обороте средств. Это означало, что Третьей рейх к концу войны превратился в полного банкрота.