"Атака мертвецов": сколько русских солдат в ней выжило

Эпизод обороны крепости Осовец, получивший название «атака мертвецов», пожалуй, уступает по популярности только Брусиловскому прорыву. Многим встречалось красочное описание той последней атаки русских солдат, которые ринулись на противника сквозь клубы хлора. Тем не менее эти строки, как и ряд других откровенно художественных подробностей, принадлежат уже нашим современникам, которые никак не могли быть очевидцами легендарной атаки. Так  что же на самом деле произошло 6 августа 1915 года под крепостью Осовец? Действительно ли «русские мертвецы» обратили в бегство численно превосходящего противника, или перед нами просто художественная переработка малозначительного эпизода на Восточном фронте Первой мировой войны?

Три штурма крепости Осовец

Сегодня крепость Осовец находится на мирных восточных окраинах Польши, хоть и служит военным складом. А вот во время Первой мировой войны здесь развернулись кровопролитные сражения. Что неудивительно, ведь крепость Осовец прикрывала Белостокский транспортный узел, потеря которого грозила русской армии катастрофическими последствиями. Строительство крепости началось в 1882 году, когда уже мало кто сомневался в том, что скоро Европу сотрясет новая большая война. Вплоть до 1914 года крепость обрастала новыми фортами и укреплениями (гонка вооружений не стояла на месте).

Уже в сентябре 1914 года Осовец вплотную столкнулся с войсками немецкого кайзера. 60 штурмовых орудий противостояли по большей частью устаревшим (образца 1877 года) русским пушкам. Тем не менее даже в условиях технического превосходства противника артиллеристы Осовца смогли дать нападавшим  достойный отпор. Русская и немецкая батареи обменялись огнем, а затем успешная атака пехоты вынудила немцев оставить позиции и вообще отвести войска от крепости. Комендант генерал-лейтенант Шульман получил Святого Георгия 4-й степени, а о крепости Осовец забыли до поры до времени (если точнее, то до февраля 1915 года).

Вторая попытка штурма крепости Осовец проходила в не самых благоприятных условиях для Русской армии. До Великого отступления оставалось еще несколько месяцев, но линия фронта в некоторых местах уже значительно проседала. Такое развитие событий не могло не сказываться на самоуверенности немецкого командования. 22 февраля немцы вновь подошли к укреплениям Осовца. Усвоив предыдущие ошибки, кайзеровская армия основательно подготовилась к приступу. Помимо обычных осадных орудий калибром от 107 до 305 мм, немцы решили использовать при штурме крепости легендарную Большую Берту. Это 420-мм детище завода Круппа прославилось как «убийца фортов». Действительно, многие французские и бельгийские крепости пали в результате обстрелов Берты. Но русские тоже не сидели сложа руки. Для усиления крепостной артиллерии защитникам отправили две морские пушки Канэ, которые применялись на суше еще во времена обороны Порт-Артура.

25 февраля немцы начали массированный обстрел крепости. Огонь корректировали пилоты аэропланов и наблюдатели на воздушных шарах. Очевидец событий, майор Спалек вспоминал: «Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа». Тем не менее обычные орудия не могли пробить стены крепости, а Большие Берты не отличались точностью стрельбы. В итоге многие снаряды, так и не разорвавшись, пошли на дно окрестных болот. Излишняя самоуверенность также сыграла против немцев. Большие Берты подогнали на расстояние, недоступное для крепостной батареи, но вполне досягаемое пушками Канэ. В завязавшейся артиллерийской дуэли Берты были выведены из строя. Немцы снова были вынуждены отойти на свои позиции. До конца июля немцы все больше зарывались в землю, а русские восстанавливали поврежденные укрепления, готовясь к неминуемому третьему штурму. Однако на этот раз немцы решили применить действительно смертоносное оружие.

«Атаки мертвецов»

Немцы почти две недели ждали нужного направления ветра и 6 августа в 4:00 утра более 30 газобалонных батарей пустили на русские позиции отравляющие хлор и бром. Смертоносная зеленая пелена шириной 2 км и высотой до 15 метров двинулась на Осовец и через 10 минут достигла первых окопов. На тот момент единственным (и, по сути, бесполезным) средством защиты от газа были тряпичные повязки. Поэтому солдаты 9-й, 10-й и 11-й рот, а также ополченцы, которые держали оборону в центре, практически полностью погибли. Из одной роты на левой фланге и трех рот на правом в общей сложности выжило около 100 человек. По мере продвижения газ терял свои ядовитые свойства, и все же почти весь гарнизон крепости получил отравления разной степени тяжести.

Тем временем, следом за газом двинулась, добивая выживших в окопах, немецкая пехота. Противник был уверен, что газ полностью сделал свое дело, и теперь осталось только совершить прогулку по заваленной трупами и взрытой снарядами земле и без единого выстрела войти в крепость, где уже не осталось способных обороняться защитников. Но немцев ждало жестокое разочарование. В этот момент в контратаку выступила резервная 13-я рота, солдаты которой хоть и получили отравление газом, но все же не такое серьезное, чтобы выбыть из строя. Само собой, солдаты, принявшие на себя основной удар газовой атаки, уже были мертвы. Поэтому встающие из окопов «мертвецы», еще недавно вдыхавшие ядовитый газ, а теперь бросающиеся на немцев с криками «Ура!» — это художественный вымысел.

Увидев наступающих русских, немцы опять же не сразу бросились наутек, решив, что перед ними восставшие из газового ада мертвецы. Конечно, появление целой роты противника было весьма неожиданным, но не настолько, чтобы вызвать суеверный ужас. Поэтому немцы открыли огонь по наступавшим, в результате чего погибло много солдат, в том числе командир роты подпоручик Котлинский. Однако уже в Первую мировую войну немцы очень неохотно вступали в рукопашную схватку. Поэтому, когда дело дошло до штыков, солдаты кайзера начали паническое отступление. К эффекту неожиданности добавилась и слаженная работа бравых артиллеристов крепости Осовец. Их поддержка помогла пехоте полностью переломить ход сражения. Немцы в панике отступали, повисая на собственных проволочных ограждениях.

И все же силы защитников крепости были на пределе. Тех, кто выжил после отравляющих газов и во время контратаки, едва хватало на две неполные роты. Оставшихся в строю артиллеристов также было недостаточно, чтобы выдержать еще одну атаку. Казалось, что участь крепости решена. Но… четвертый штурм так и не состоялся. Солдаты были деморализованы внезапной атакой и артобстрелом, казалось бы, мертвой батареи. Сказывалось и то, что часть немцев сама попала под действие отравляющего газа, на себе испытав весь ужас, творившийся в русских окопах. Однако, в конце августа, когда немцы оправились и начали готовить новую, еще более смертоносною газовую атаку, выяснилось, что гарнизон покинул крепость, присоединившись к стратегическому отступлению русской армии. Из Осовца эвакуировали все, что успели, а саму крепость заминировали.

Таким образом, хоть представления об «атаке мертвецов» в массовом сознании имеют мало общего с реальными событиями, действия защитников крепости можно называть не только отважными, но и высокопрофессиональными. Эксперт Российского военно-исторического общества Константин Пахалюк считает, что оборона крепости Осовец — яркий пример того, как грамотное управление войсками помогает одержать победу даже в таком, казалось бы, отчаянном положении. По его словам, «слаженность действий пехоты и артиллерии — в этом и состоит военный профессионализм, и ценить нужно именно его, а не вымышленное геройство-ухарство».

Если же говорить о потерях, то точное их количество вряд ли когда-нибудь удастся установить. Российские архивы содержат сведения только о гибели подпоручика Котлинского во время контратаки, а также о семи офицерах, отравленных газами. Немецкая сторона также не может похвастаться какими-либо точными данными, поскольку значительная часть документов была утрачена во время Второй Мировой войны.