11/07/21
Балтийский РОН: как подводный спецназ Сталина спас блокадный Ленинград

Обстановка на Балтийском театре военных действий обострилась с первых месяцев Великой Отечественной войны. Но ситуация стала по-настоящему тревожной, когда силы противника стали смыкаться вокруг Ленинграда, тем самым блокируя город. Эффективным способом поддержания связи с городом оставался морской путь, но скрытным его никак не назовешь. И тогда советское командование решило наладить сообщение с осажденным городом прямо под носом у противника, но так, чтобы немцы не могли про него знать — под водой.

На связи под водой

В годы становления советской власти в новом государстве специальные подразделения боевых пловцов казались чем-то фантастическим. Да, в Советском Союзе водолазы служили Отечеству, но использовали они очень уж несовершенную технику. Водолазные скафандры имели большой вес и шланг-пуповину, через который поступал воздух. Естественно, обрыв такого шланга или его повреждение в большинстве случаев означало лишь одно — гибель водолаза.

На рубеже 20-х-30-х годов началось создание легководолазного снаряжения. На основе японских разработок советские инженеры создали рейдовую маску. Общий вес снаряжения существенно снизился, но водолаз по-прежнему был связан шлангом с воздушной помпой на берегу. Устройство уже имело штуцер для подключения баллона с аварийным запасом воздуха, но для выполнения боевых задач такое снаряжение все равно не подходило.

Активно за разработку акваланга в СССР взялись только после катастрофы. В 1931 году в Балтийском море затонула подводная лодка No9. На судне не было средств индивидуального спасения, поэтому никому из членов экипажа выжить не удалось. Повторить печальную участь экипажа никому не хотелось, поэтому Реввоенсовет СССР потребовал обеспечить личный состав подводных лодок спасательными дыхательными аппаратами. К работе по созданию оборудования приступили сразу на нескольких предприятиях страны. Уже спустя год после трагедии, в 1932 году, советские специалисты представили первый отечественный дыхательный аппарат ЭПРОН-1 (Э-1). После этого было сделано еще множество разработок (показатель того, что над выполнением поставленной советским руководством задачи трудилось параллельно несколько коллективов ученых и инженеров).

Наиболее удачной конструкцией оказался ИСА (индивидуальный спасательный аппарат), который использовался Военно-морским флотом. Его  усовершенствованные модификации позволяли вести подводные работы на глубинах до 20 метров и выходить из аварийной подлодки с глубин до 70 метров.

Подводные дьяволы

Подрыв очередной советской подлодки (на этот раз С-11) стал косвенным поводом для создания Балтийской роты особого назначения — так называемого «подводного спецназа Сталина». 2 августа 1941 года возвращаясь с позиции, в проливе Соэла-Вяйн в районе маяка Тоффи субмарина подорвалась на донной мине и затонула на глубине 11 метров. Три моряка из седьмого отсека спустя 6 часов сумели благополучно покинуть затонувшее подводное судно. И все благодаря индивидуальным дыхательным аппаратам. Командованию флота было незамедлительно доложено о гибели подлодки, а также о том, что морякам удалось спастись. В Смольном тут же решили, что на подводных лодках таким способом можно засылать в тыл противника разведчиков. Так, уже 11 августа 1941 года нарком ВМФ СССР подписал приказ No72, в котором, в числе прочего, были следующие положения: «Сформировать при разведотделе штаба КБФ (Краснознаменный Балтийский флот — прим. автора) роту особого назначения в составе 146 штатных единиц, укомплектовав её командирами и краснофлотцами-водолазами, прошедшими специальную подготовку в Военно-морской медицинской академии и Управлении ЭПРОНа (Экспедиция подводных работ особого назначения — прим. автора)», «Штат ввести в действие с 15.08.41 г., формирование роты закончить 25.08.41».

Согласно приказу, командиром роты особого назначения был назначен лейтенант Иван Прохватилов, которого подчиненные называли Батей.

В сентябре бойцы РОНа провели свою первую военную операцию. Правда, прямого столкновения с врагом удалось избежать. Перед лейтенантом Прохватиловым и его подчиненными поставили задачу выбить с небольшого острова финнов, которые не давали советским судам спокойно выходить из порта Выборг. Сначала на остров высадились два разведчика в легководолазном снаряжении и изучили финские позиции. По протянутому под водой кабелю они доложили, что операцию можно начинать. Этот кабель послужил ориентиром для пятидесяти водолазов, которые довольно быстро оказались на территории, занятой противником. Но обнаружили они на острове лишь покинутые окопы. Прохватилов потом вспоминал: «Наверное, наши суматошные приготовления не остались незамеченными».

Итальянцы против дороги жизни

В конце июня 1942 года на Ладогу был переброшен отряд итальянских катеров MAS, состоявший из моделей разных модификаций. Флотилия была усилена немецкими минными заградителями. Они должны были перерезать «дорогу жизни» — единственный путь по Ладожскому озеру, который соединял осажденный Ленинград с Большой Землей. Ресурсы, которые по нему поступали в блокированный фашистами город, спасли миллионы жизней. Дорогу жизни, хоть она и не могла обеспечить в нужном объеме потребностей Ленинграда, сдавать было нельзя ни при каких обстоятельствах. Отстоять ее, спасая блокадный город на Неве, помогли бойцы РОНа. Кстати, именно часть личного состава роты принимала участие в прокладке ледовой трассы по Ладожскому озеру

Быстроходные итальянские катера могли запросто пустить на дно любой корабль КБФ, повредить док или разрушить мост, а потом благополучно скрыться.

«Прохватиловцы» определили, что после рейдов катера исчезают в районе Стрельны, но пробраться туда было непросто, так как все подходы были заминированы и хорошо охранялись. Свободным оставался только заболоченный участок, который немцы посчитали непроходимым.

Во время разведывательной операции удалось обнаружить катера, а также установить, что территория противником практически не охраняется. За катерами только наблюдали из домика, стоявшего посреди дамбы. По плану отряд из четырнадцати диверсантов в легководолазных костюмах должен был пробраться к месту стоянки, уничтожить катера, а потом вернуться обратно вплавь.

Первая вылазка не дала результатов. РОНовцы не сумели с первого раза найти узкий незащищенный заболоченный проход. Зато со второго раза операция пошла «как по маслу». Одна группа залегла у начала дамбы, вторая блокировала дом (по сути, просто закидали его гранатами), а солдаты третьей забросали катера противотанковыми гранатами. Взрывы у дамбы немцы приняли за авианалет. Тут же зажглись прожектора, раздались выстрелы зенитных орудий. Это сыграло «на руку» советским солдатам. Они благополучно ушли в залив, где их уже подобрали катера.

Солдаты РОНа за годы войны выполнили более 200 разведывательно-диверсионных операций. Но в 1945 году Великая Отечественная война завершилась. Еще годом ранее высказывалось мнение, что в мирное время существование РОНа нецелесообразно. После войны о расформировании роты стали говорить чаще. В итоге уже 14 октября 1945 года командующий Краснознаменным Балтийским флотом издал приказ №0580, в котором говорилось о необходимости расформировать РОН в срок до 20 октября. Приказ был выполнен.