х/ф
«Бандитский Петербург»: были ли реальные прототипы у героев фильма

«Бандитский Петербург» вошел в число наиболее популярных сериалов постсоветского времени, и до сих пор его периодически можно увидеть на различных телеканалах. В отличие от многих созданных за последние десятилетия фильмов, о существовании которых не сразу вспомнят даже их создатели, «Бандитский Петербург» периодически до сих пор обсуждается в Интернете, особенно когда появляются новости, связанные с различными криминальными авторитетами.

Практически все дискуссии связаны с тем, кто является реальным прототипом изображенных в фильме персонажей. Большинство версий, особенно появившихся в последние годы, явно написаны людьми, которые совершенно не представляют себе картину событий Санкт-Петербурга девяностых годов. Отсюда и самые невероятные предположения, связанные с непониманием того, что сериал, как и его литературная основа, посвящен не «бандитам», а тем, кто с ними борется. И именно поэтому практически все сотрудники РУОПа, журналисты, даже самые эпизодические персонажи имеют реальных прототипов.

Как нетрудно догадаться, главный герой сериала, журналист Андрей Серегин, настоящая фамилия которого Обнорский, «срисован» с самого автора, Андрея Константинова, настоящая фамилия которого Баконин. Конечно, ни в каких событиях, похожих на описанные в сериале, Константинов не принимал участия, но биография Обнорского списана с него. Баконин учился на факультете Восточных языков Ленинградского университета, занимался дзюдо и служил переводчиком в горячих точках, а вернувшись — стал журналистом, пишущим на криминальные темы.

Все сотрудники отдела под руководством Никиты Никитича Кудасова, включая его самого, имеют реальных прототипов. С этим отделом сам Константинов был хорошо знаком, много общался лично со всеми, и его там знали.

Создатели сериала пошли еще дальше, и при подборе актеров на роли сотрудников РУОП старались, чтобы те внешне походили на свои прототипы. В первую очередь это сам Сидихин, исполняющий роль Кудасова. То же касается и сотрудников отдела, особенно единственной и весьма симпатичной девушки, которая действительно там работала. Некоторые другие персонажи, например, следователь прокуратуры Лидия Поспелова из первого фильма «Барон», роль которой исполняет Евгения Крюкова, — реально существующий человек.

Кстати, большинство из сотрудников РУОПа них даже не подозревало о том, что их изобразили в фильме. Все они уже на пенсии, хотя из рядовых оперов многие из них успели дорасти до весьма высоких должностей.

Интересно, что реальных прототипов имеют только положительные герои. Все сотрудники милиции, работавшие на Антибиотика, и прокурор, роль которого исполнил Олег Басилашвили, и замначальника РУОП, полковник Ващанов, сыгранный Андреем Толубеевым, и второстепенные персонажи полностью вымышлены. Правильнее сказать, это собирательные образы ментов (а ментами у питерских правоохранителей принято называть продажных милиционеров) и искать их реальные прототипы бесполезно.

Что же касается представителей криминального мира, то единственный реальный персонаж, — это Барон из первого фильма. Человека, которого сыграл Кирилл Лавров, в реальной жизни звали Горбатый (настоящее имя Юрий Алексеев) и он действительно специализировался по антиквариату. Андрей Константинов когда-то брал у него интервью в тюремной больнице, где Горбатый умирал от рака. Весь остальной сюжет фильма был все-таки вымышлен.

Главные персонажи с «криминальной стороны» являются собирательными образами. Несмотря на то, что в Москве действительно существовал авторитет по кличке Антибиотик, ничего общего между ним и криминальным героем фильма нет. Тем более не являлся прототипом Антибиотика Владимир Кумарин. Образ Антибиотика вообще не имеет ничего общего ни с одним представителем «мафиозных» структур. Сам Антибиотик в сериале тоже разный. То он явный вор в законе, то типичный предприниматель 1990-х, когда бизнес и криминал были почти синонимами. Образ Антибиотика никак не ассоциируется ни с какой конкретной личностью среди всех представителей питерского криминального мира, хотя что-то общее можно найти со многими.

То же касается и его противника Гургена. И хотя считается, что у Гургена есть реальный прототип в лице московского криминального авторитета Отари Квантришвили, на самом деле противостояние Антибиотика и Гургена — это противостояние двух групп в Петербурге, русской и кавказской. Причем это противостояние выходило за рамки города и было гораздо шире.

Наверное, самым интересным в плане прототипов была сцена в фильме «Адвокат», на которую мало кто обратил внимание. Это эпизод на даче у Антибиотика, когда Челищев мстит за смерть Доктора. В этом эпизоде, кроме эффектной драки в исполнении Дмитрия Певцова, показана еще и сходка криминальных авторитетов. Подборка актеров сделана так, что в них легко узнаются многие известные личности, которые на самом деле никогда бы реально не собрались вместе. Фотографического сходства нет, но нетрудно догадаться, что сам Константинов изображает Кумарина. В одном из сидящих можно узнать Михаила Глущенко. Кстати, перед этой сценой Антибиотик говорит: «Звони Иванычу», а так называли именно Михаила Ивановича Глущенко. Большинство «присутствующих» за тем столом людей сейчас являются крупными бизнесменами, да и в 1990-е они в большинстве своем уже легализовались и вели официальный бизнес, потому едва ли кто-нибудь захочет упомянуть их имена.

А вот персонаж Толя Доктор из фильма «Адвокат» своего прототипа имел. Звали его Олег, работал он телохранителем у одного из крупных предпринимателей, имел очень характерную внешность «добрый и страшный». Погиб в автомобильной катастрофе в девяностые.