Юра Рябинкин: почему его дневник страшнее дневника Тани Савичевой