Борис Кустодиев: ничего, кроме России