05/09/22

Бой на Сидней-стрит: как Черчилль лично сражался с бандой латышей-анархистов

В Лондоне, в доме No100 по Сидней-стрит, 3 января 1911 года усилиями британской полиции были блокированы члены латышской анархической группировки «Liesma» («Пламя»). Преступников, которые несколькими неделями ранее при попытке задержания убили  двух стражей порядка, оставалось только схватить. Осадой руководил лично Уинстон Черчилль, который на тот момент занимал должность министра внутренних дел.

Стук в дверь

Латышские анархисты, которых на территории Великобритании было достаточно (скрывались от преследования в России) привлекли к себе внимание совершенно случайно. Для того чтобы и дальше жить спокойно вдали от родины, анархистам требовались деньги. Мелкие налеты, которыми иностранцы промышляли, приносили не столько деньги, сколько внимание со стороны полицейских. Тогда было решено совершить более серьезное ограбление, чтобы добытое позволило залечь на дно надолго. В качестве объекта выбрали ювелирную лавку. Пойти на дело задумали после завершения рабочего дня.

Боевики проникли в квартиру, которая располагалась непосредственно над лавкой. Согласно плану, именно из нее следовало попасть в магазин. Действовали латыши неаккуратно. Соседи заподозрили неладное и обратились к полицейским.

На место происшествия — к дому №119 по улице Хаунсдвич — без промедления прибыл полицейский наряд в составе нескольких сержантов и констеблей. В дверь одиннадцатой квартиры постучали сержанты Бенли и Брайант. Им открыл человек, который очень плохо изъяснялся по-английски. Выдавив из себя несколько корявых фраз, квартирант убежал внутрь квартиры. Полицейские решили, что мужчина отправился за кем-то, кто способен внятно объясняться. Чтобы не терять зря времени, полицейские перешагнули порог жилища.

В квартире было темно. Неожиданно дверь, ведущая в одну из комнат, открылась и  раздались выстрелы. Ответить стражам порядка было нечем. Согласно английскому законодательству того времени, патрульные полицейские не носили с собой огнестрельное оружие. С собой у них были только дубинки, которые, естественно, помочь в данной ситуации не могли. Двух констеблей анархисты застрелили, а одному, в которого попало 12 пуль, чудом удалось выжить. Преступники скрылись, задержать по горячим следам никого не удалось.

По следу

Стрельба взбудоражила весь Лондон. Случай был беспрецедентный. Поимка преступников стала для британской полиции делом чести, поэтому к следствию привлекли лучших сыщиков. В одиннадцатой квартире при обыске была обнаружена не только кровь полицейских, но и одного из преступников. Информация о раненом грабителе позволила выйти вскоре на их логово на Гроув-стрит, 59. Правда, там полицейские нашли только труп раненого преступника, который скончался от потери крови, и оружие, из которого стреляли на Хаундсвич. Довольно быстро установили личность погибшего. Им оказался Янис Стенцель, член латышской анархисткой организации.

Несколько недель стражи порядка из Скотланд-Ярда отчаянно искали преступников. Было даже объявлено вознаграждение в 500 фунтов стерлингов за любую информацию о местонахождении анархистов. Желающий сотрудничать с полицией и получить «премию» неожиданно нашелся 1 января 1911 года. Осведомитель сообщил, что латышские анархисты-грабители скрываются в квартире доходного дома No 100 на Сидней-стрит. Полученная информация была проверена 2 января. Утром 3 января к указанному дому были стянуты около 200 полицейских. На этот раз вооруженных.

Осада

Первое, что сделали стражи порядка — это эвакуировали всех жильцов дома. Далее оставалось ждать, так как опять же по тогдашним законам начинать агрессивные действия полицейские не имели права до тех пор, пока преступники не откроют огонь. Признаков жизни обитатели осажденной квартиры не подавали. Один из констеблей постучал в дверь. Безрезультатно. Тогда его коллега стал кидать гравий в окно квартиры.

Полицейским нужно было, чтобы преступники хоть как-то проявили себя. Они должны были оповестить их о том, что дом окружен, после чего предложить сдаться. Вскоре в окне появился один из анархистов. Следом раздались выстрелы. Сержант Лисон, который метко кидал мелкие камни в окно, был ранен в ногу. И только после этого началась активная перестрелка. Стало понятно — обороняться латыши будут до конца, так как терять им уже нечего. По этой причине их нужно было ликвидировать как можно скорее, пока не пострадали стражи порядка и мирные жители.

Во время перестрелки к дому прибыл министр внутренних дел Уинстон Черчилль. Осаду он взял под свой контроль, но после этого мало что изменилось. Расчет на то, что скоро у преступников закончатся патроны, себя не оправдал. Видимо, они хорошо подготовились.

Продолжать ждать дальше было нельзя. Тактика выжидания отрицательно сказывалась на авторитете полицейских. По воспоминаниям Черчилля, из толпы собравшихся рядом зевак то и дело доносились реплики, поносящие либеральную политику английского правительства, при которой «понаехавшие эмигранты устраивают сражения на улицах мирной британской столицы». Чтобы не допустить эскалации конфликта, Черчилль приказал задействовать Шотландскую гвардию, полк которой был расквартирован неподалеку в Тауэре.

Вскоре из-под крыши дома повалил густой дым. Говорилось, что осажденные подожгли дом сами. На место прибыли пожарные, но Черчилль запретил приступать им к исполнению своих обязанностей — риск для жизни был слишком велик. Пламя охватило все здание. Стало понятно — анархисты перестарались. В окне мелькнула голова одного из осажденных. Из-за настигающего пламени он потерял бдительность. Раздалось сразу несколько выстрелов, после которых труп революционера повис на подоконнике. Но отстреливаться оставшиеся преступники не прекратили.

Через несколько минут обрушились перекрытия верхних этажей и одна из стен. В результате этого пострадали несколько огнеборцев. Только после таких значительных разрушений здания министр внутренних дел отдал приказ приступить к тушению. На пепелище полицейские обнаружили тела двух анархистов. Но в доме их укрывалось изначально четверо. С учетом того, что одного удалось подстрелить, получалось, что еще один сумел уйти.

Суд идет

По приказу Черчилля были арестованы сотни латышей, из которых потом отобрали нескольких. Они должны были стать участниками громкого показательного судебного процесса. Однако, принятые меры, привели к противоположенному результату. Народ усилий Черчилля не оценил, посчитав, что глава ведомства перестарался с арестом «всех подряд». Суд шел на фоне развернувшейся кампании по защите «жертв царских сатрапов». В мае 1911 года большинство участников показательного процесса было освобождено «за недостаточностью улик».

События 3 января 1911 года впечатлили многих. Лондонские журналисты назвали их «осадой Сидней-стрит». Кстати, происшествие стало первым в Лондоне, которое было запечатлено на кинопленку. В итоге получился короткометражный документальный фильм, рассказывающий о зверствах эмигрантов из Российской империи. Короткометражку потом долгое время демонстрировали в столичных синематографах. А Альфред Хичкок в 1935 году снял фильм «Человек, который знал слишком много». В киноленте есть похожая сцена. Только противостоят полицейским не революционеры, а шпионы.