«Букринский десант»: главный провал ВДВ Красной Армии

После переломной победы на Курской дуге советское командование намеревалось развить успех: именно для этих целей была спланирована Днепровская воздушно-десантная операция. Однако грубые просчеты участвовавших в ее подготовке военачальников обрекли большую часть десанта на верную гибель.

Подготовка

Первая крупная операция воздушно-десантных войск РККА была проведена во второй половине февраля 1942 года в рамках Ржевско-Вяземской наступательной операции, в ней было задействовано почти 10 тысяч десантников. И хотя операция не способствовала окружению основных частей группы армий «Центр», как планировалось изначально, она все же сковала продвижение в общей сложности семи немецких дивизий.

После тяжелых поражений лета 1942 года Генштаб временно отказался от идеи использовать воздушно-десантные войска в масштабных операциях, оставляя за ними роль стратегического резерва. Десантников ограничили функцией обычных стрелковых соединений, бросая на Сталинградское и Кавказское направления.

Впрочем, уже осенью 1942 года военно-политическое руководство страны решило воссоздать восемь воздушно-десантных корпусов и пять маневренных бригад ВДВ. Их формирование происходило в Московской области, после чего они пополнили состав Северо-Западного фронта. Весной 1943 года вновь созданные дивизии ВДВ приняли участие в операции «Полярная звезда», где достигли лишь локальных успехов. Сама операция, целью которой было окружение и полный разгром группы армий «Север», завершилась провалом.

Но процесс создания мощной воздушно-десантной группировки не остановился. В апреле 1943 года под Москвой началось формирование семи гвардейских воздушно-десантных бригад, к лету их число достигло двадцати. Десантников готовили к ведению действий в темное время суток: они отрабатывали приемы рукопашного и штыкового боя, метание гранат и стрельбу из любого вида оружия, захваты объектов противника и диверсионные акты. К началу осени 1943 года подготовка новых воздушно-десантных бригад была в целом завершена.

"Прилетайте скорей"

В сентябре 1943 года благодаря спешному отступлению германских войск южнее Киева сложились благоприятные условия для применения воздушного десанта, что в случае успеха позволило бы захватить выгодный плацдарм на западном берегу Днепра. В Ставке прекрасно понимали, что немцам нельзя давать передышку, так как это позволит им укрепить позиции и подтянуть резерв.

План операции предусматривал выброску в течение двух ночей воздушного десанта в районе Букринской излучины, захват плацдарма, отсечение противника от основных путей сообщения и планомерное расширение завоеванной позиции. 19 сентября план был одобрен маршалом Жуковым, который ранее участвовал в проведении Вяземской воздушно-десантной операции.

Букринскую операцию планировалось осуществить силами 1-й, 3-й и 5-й отдельных воздушно-десантных бригад численностью примерно в 10 тысяч бойцов. Им было выделено 24 пушки 45-мм калибра, 200 минометов, несколько сотен противотанковых ружей и пулеметов. В десантировании должны были принять участие 180 транспортных самолетов Ли-2, а также 150 бомбардировщиков Ил-4 и американских В-25 «Митчелл» (поставлялись по ленд-лизу). Авиационное прикрытие десанта возлагалось на 2-ю воздушную армию.

Командующим был назначен генерал-майор Иван Затевахин, отличившийся в 1941 году в обороне южного берега реки Сейм. Подготовка к высадке обеспечивалась под руководством командующего ВДВ генерал-майора Александра Капитохина – военачальника, обладавшего колоссальным боевым опытом. Однако оба командира не были допущены к планированию операции, не предусматривалась и их высадка вместе с десантом. Предполагалось, что они будут руководить бригадами ВДВ непосредственно из штаба.

Операцию планировали назначить на 21 сентября. План утверждали в спешке, за два дня до ее начала, что помешало десанту полностью сосредоточиться в районе посадки. Пришлось сместить дату на 24 сентября. Как впоследствии оказалось, это стало роковой ошибкой, позволившей немцам подтянуть в район высадки десанта крупные силы, в том числе части 19 танковой дивизии. Командующий войсками Воронежского фронта генерал Ватутин озвучил перед Затевахиным и Капитоновым план лишь за несколько часов до начала операции, так что инструктаж проводился непосредственно в самолетах.

Еще одна важная деталь, которая сказалась на итогах Букринской операции. Намереваясь не спугнуть немцев и не выдать свои планы, советское командование запретило разведывательные полеты в районе высадки десанта. Именно поэтому Ставка имела лишь приблизительное представление о силах противника. Более того, по некоторым данным, немцы знали о готовящемся десанте. По словам некоторых участников операции, рано утром 24 сентября над аэродромом, откуда должны были взлетать Ли-2, пролетел самолет люфтваффе и сбросил листовки следующего содержания: «К встрече десанта готовы! Прилетайте поскорее!».

Провал

Ранним вечером 24 сентября 1943 недалеко от местечка Великий Букрин двигавшаяся немецкая мотопехотная колонна услышала нарастающий с севера гул авиационных двигателей – это были советские транспортники, готовившиеся выпустить десант. Но немецкие войска оказались к этому готовы: самолеты были встречены мощным заградительным огнем зенитных орудий, которым удалось сбить несколько машин – они вместе с десантниками рухнули на землю. Остальные, чтобы избежать попадания зениток, стали спешно набирать высоту, в результате чего летчики потеряли ориентировку.

Известный кинорежиссер Григорий Чухрай, принимавший участие в высадке десанта над Букрином, так описывал события: «Оказавшись в воздухе, я сначала ничего не понял: внизу пылал огонь. Горели крестьянские хаты. В свете пожаров белые купола парашютов были отчетливо видны на фоне темного неба. Немцы открыли по десанту огонь чудовищной силы. Трассирующие пули роем вились вокруг каждого нас. Многие наши товарищи погибали, еще не долетев до земли». Десантников в первую очередь губили изготовленные из капрона и перкали парашюты, которые после попадания зажигательных пуль превращались в ярко пылающие факелы.

Вследствие набора высоты и рассредоточения самолетов разброс десантирования составил многие десятки километров – некоторые парашютисты приземлились в районе города Черкассы, расположенного в 75 км южнее Букринского плацдарма. Один из транспортников сбросил десант прямо над Днепром, другие – над позициями советских войск, у некоторых самолетов места высадки установить так и не удалось – эти десантники числятся пропавшими без вести. Экипажам 13 самолетов, наиболее сильно отклонившимся от курса, пришлось возвращаться на аэродром вылета.

Высадившиеся десантники вследствие большого разброса вынуждены были пробиваться к своим поодиночке или малыми группами. Без тяжелого оружия, без связи, без какой-либо поддержки. Не были они проинформированы и о месте сбора в случае непредвиденной ситуации. Некоторым офицерам удалось объединить разрозненные группы в довольно крупные соединения. Так, командир 5-й воздушно-десантной бригады подполковник П. М. Сидорчук собрал под своим началом более тысячи десантников и наладил взаимодействие с одним из партизанских отрядов, действовавших в Каневском лесу.

Никто не ответил

Впоследствии было установлено, что какое-либо обозначение мест высадки группами обеспечения в планах операции предусмотрено не было. Не были оповещены об операции, находящиеся в районе Букринского плацдарма партизаны и разведка. Командование фронтом благоразумно решило не отправлять второй эшелон десанта.

Всего по сведениям Ставки, в первом эшелоне находилось около 4500 десантников: полностью 3-я воздушно-десантная бригада и частично 5-я. 1-я ВДБр участие в операции не приняла. По итогам высадки десанта в живых осталось чуть более 1,5 тысяч бойцов, около 200 оказалось в плену, остальные числятся погибшими или пропавшими без вести.

Букринский десант не достиг поставленной цели. Причиной тому были многочисленные ошибки военного руководства в начальной стадии планирования операции. Тем не менее, героические действия выживших бойцов стянули на себя значительные силы вермахта. В течение нескольких дней на наших десантников велась настоящая охота, при этом немцы понесли довольно ощутимые потери. По советским данным, было уничтожено около 3 тысяч солдат противника, а также 52 танка, 6 самоходных орудий, 18 тягачей и 227 автомашин.

Сталин не стал применять репрессивных мер против командования, планировавшего Днепровскую воздушно-десантную операцию, но в своей Директиве от 3 октября 1943 года подверг его жесткой критике. Под горячую руку вождя попали и Жуков с Ватутиным, которых он обвинил в плохом контроле выброски десанта и в неграмотности ее организации. Не принимавшие участие в операции воздушно-десантные бригады были изъяты Сталиным из подчинения Воронежского фронта и переведены в резерв Ставки.