23/07/20
Бункер Сталина в Самаре: в чём власовцы обвиняли советскую власть

Огромный сталинский бункер, построенный в 1942 году в Куйбышеве (Самаре) долгие десятилетия оставался засекреченным. Подземные работы велись заключёнными ГУЛАГа. Местные жители шептались, что после завершения стройки тысячи подневольных землекопов были уничтожены. Зловещие слухи об очередном «зверстве большевиков» в годы войны подхватила власовская пропагандистская печать.

«Тайна одного санатория»

В 1941 году жители Куйбышева обратили внимание на таинственную стройку, затеянную властями в шести километрах от города, на территории санатория Приволжского военного округа. Это место огородили высоким забором, повсюду появились посты НКВД. Горожане видели, как в огороженную зону завозят тысячи заключённых. Назад, однако, никто из рабочих не возвращался. Когда забор, наконец, убрали, за ним не оказалось ничего, кроме всё того же военного санатория (бывшей купеческой дачи). Какие работы велись на протяжении нескольких месяцев, и куда подевались строители – для жителей Куйбышева осталось загадкой. «Шептуны», намекавшие на массовое убийство заключённых, быстро «пропадали».

Между тем, о секретном объекте вскоре стало известно по другую сторону фронта. В ноябре 1943 года на страницах «власовской» газеты «Заря» (официального «рупора» штаба РОА в Берлине) появилась статья публициста Михаила Тихомирова «Тайна одного санатория». Автор поделился с читателями сенсацией, якобы поведанной неким участником строительства. Был ли это перебежчик, или в руки немцев попала секретная документация, неизвестно. Однако факты, изложенные в статье, по сей день кажутся шокирующими.

Версия Тихомирова

Как утверждал Тихомиров со ссылкой на анонимного информатора, с июля 1941 года по 22 января 1942 года под Куйбышевым велось строительство специального «газо-бомбоубежища для Сталина и его ближайшего окружения». По смете работы якобы должны были обойтись в 165 миллионов рублей, фактически же они стоили в 1,5 раза дороже. Чтобы мотивировать рабсилу на «стахановский» труд, чекисты пообещали зекам немедленное освобождение после окончания работ. Однако это был циничный обман.

«На строительстве в течение полугода работало 10 000 человек, которые по окончании работ были полностью уничтожены, – утверждал. Тихомиров. – Этой мерой НКВД хотел полностью засекретить местонахождение бомбоубежища на случай бомбёжек».

Трупы строителей, как указано в статье, предположительно, были захоронены в огромных ямах в Жигулёвском лесу, к северо-востоку от Безымянского лагеря.

Современные версии

Сегодняшним российским историкам о строительстве бункеров в Самаре известно куда больше, чем власовским журналистам. На территории санатория «Волга» действительно было построено крупное подземное сооружение, но предназначалось оно не для Сталина, а, скорее всего, для генерального штаба РККА. По документам бункер, расположенный на глубине 28 метров под землёй, площадью 900 квадратных метров, значился просто как «бункер А». Ныне самарцы называют его «бункером Жукова». Объект использовался военными до 1974 года, после чего был заброшен и затоплен.

Что же касается бомбоубежища резервной ставки Верховного главнокомандующего, то оно находилось в самом Куйбышеве, на глубине 37 метров под областным комитетом партии (сейчас здание Самарского государственного института культуры).

Количество заключённых Безымянского ИТЛ, предположительно, принимавших участие в строительстве секретных объектов, резко уменьшилось как раз после завершения работ. Если в начале 1942 года их было около 80 тысяч, то в январе 1943 года – 29 811 человек. Официально сокращение численности объясняется высокой смертностью, а также тем, что заключённых рабочего отряда распределили по другим городам. Однако с этим согласны не все исследователи. Массового расстрела заключённых при строительстве бункера полностью не исключает, например, самарский писатель-краевед Андрей Павлов. В книге «Запасная столица» (1995 г.) он пишет следующее:

«В нашем городе, когда факт существования бункера стал известен общественности, высказывалось мнение: строительство секретного объекта велось заключёнными, и по завершению его, ради сохранения тайны, все они были расстреляны. Это также не подтверждено никакими документами. Опять же, на сегодняшний день. Да таких документов и не могло сохраниться».

«Власовскую» версию косвенно подтверждает и свидетельство одного из участников строительства, стенографиста Николая Иванова (опубликованное в газете «Московский комсомолец» в 2008 году). По его словам, сотрудники «Метростроя», привлечённые к возведению бункера, частично были арестованы НКВД и попали в лагеря. Если система так поступала с вольнонаёмными рабочими, то массовый расстрел зэков тем более не кажется чем-то фантастическим.