Чакская война: как русские эмигранты воевали в Парагвае

В отечественной информационной повестке традиционно мало внимания уделяется событиям, которые происходят на отдаленных от России континентах. Так, например, лишь очень немногие знают о Конголезской войне в Африке, хотя этот конфликт по праву считается одним из самых кровавых и ожесточенных в истории  XX века. Там было немало разных сил, а последствия этой войны по сей день  отзываются во всех уголках земного шара. В какой-то мере такое же утверждение вполне применимо и к боливийско-парагвайской войне 30-х годов прошлого века, вопреки тому, что победа в ней была одержана во многом благодаря русскому стратегическом гению.

Причины войны

Долгое время почти вся Южная Америка, исключая португальскую Бразилию, принадлежала Испании. Со временем, однако, эти страны начали обретать независимость, но их границы зачастую бывали довольно условны. Так, например, на пограничье Боливии и Парагвая существовала земля, известная как Северное Чако. Это довольно скудный на ресурсы и крайне малозаселенный регион, который практически не интересовал колониальные заокеанские власти, а потому определение его границ не казалось чем-то принципиальным и важным. Так  испанские власти заложили мину замедленного действия в будущее молодых южноамериканских держав.

О скудной долине начали серьезно говорить лишь тогда, когда на горизонте замаячили возможные сверхприбыли предполагаемых нефтяных месторождений. В это время (а речь идет о начале XX века) власти двух небогатых южноамериканских государств сошлись в жарком споре о принадлежности долины Северного Чако.

Вскоре баталии из кабинетов дипломатов перекинулись на поля боевых действий. Необходимо отметить, что пожар войны активно раздували трансатлантические нефтяные магнаты: американцы из Standard Oil поддерживали деньгами и оружием войска Боливии, а англичане из конкурирующей компании Shell Oil вкладывались в победу Парагвая.

Первоначально силы противников были заметно неравны. Боливия обладала качественным преимуществом как в отношении живой силы, так и оснащения войск. Еще на стадии подготовки к неизбежной войне, боливийские власти приобрели самое передовое вооружение английского производства: несколько тысяч винтовок, пулеметы. У этой небогатой страны существовал даже весьма значительный по региональным меркам авиационный военный корпус. Бедный же Парагвай располагал меньшим войском и изрядно устаревшим вооружением. Однако у властей бедной страны нашелся неожиданный козырь в рукаве – русские военные консультанты.

Неожиданная встреча заклятых врагов

Так вышло, что в Южной Америке к тому времени было сосредоточено большое количество европейских военных специалистов, которые когда-то были активно задействованы в Первой Мировой. Обусловлено это было тем, что в результате этой войны корона слетела не только с головы русского царя, но и с немецкого кайзера. По иронии судьбы вышло так, что в локальном противостоянии двух южноамериканских стран сошлись старые враги: бывшие вильгельмовские полководцы и потерявшие родину из-за Великого Октября русские дворяне.

На сторону более мощной Боливии встали немецкие военные специалисты, а беженцы-белогвардейцы заняли сторону нищего и преимущественно индейского Парагвая. Таким образом, на поля битв Южной Америки пала тень отгремевшей полтора десятка лет назад мировой войны. Полководцы противоборствующих сторон довольно хорошо понимали возможные стратегические решения противника, а потому позволяли себе смелые прогнозы на скорую победу.

В особенной браваде были отмечены немецкие офицеры: они любили заявлять боливийским властям о том, что война за нефтяные сокровища долины Чако – это вопрос пустяковой и победоносной военной компании. Однако за свою надменность кайзеровские офицеры жестоко поплатились.

Вопреки тому, что в первых битвах успех сопутствовал боливийцам, ход войны оказался коренным образом переломлен в 1932 во время июньской битвы за Нанаву. Цифры, отражающие соотношение потерь, сами красноречиво за себя говорят: Боливия понесла страшный урон, оставив на поле боя 2 000 своих солдат убитыми, а парагвайской армии это столкновение стоило всего-то 149 солдатских жизней. В южноамериканской историографии это сражение получило название по аналогии с самой известной мясорубкой времен Первой мировой и называется «Верденом Чако».

С 1932 по 1935 год бои шли с переменным успехом, но инициатива по-прежнему были сосредоточена в руках парагвайских войск. Во время боевых действий армия индейской страны потеряла 6 российских офицеров. Примечательно, что их имена по-прежнему на слуху у парагвайских граждан, их именами называют улицы, они по праву считаются героями этой крошечной страны в дебрях дикой Южной Америки.

Фактически, война окончилась в 1935 году победой Парагвая, но неуклюжая машина южноамериканской дипломатии довольно долгое время не могла оформить свершившийся факт на бумаге. Официально мир был заключен лишь в 1939 году.

По злой иронии судьбы в долине Чако так и не нашли нефть. Кровь, как это часто случалось в истории, была пролита впустую.