Черный день для милиции: как московские бандиты за сутки уничтожили несколько десятков постовых

Январь 1919 года стал для оперативников МУРа крайне тяжелым. В стране бушевала Гражданская война, в столице хозяйничали три десятка банд, а за неполный месяц произошло более 60 убийств, которые еще только предстояло расследовать. Самые страшные события произошли 24 января, когда за неполные сутки от пуль бандитов погибло 36 (по некоторым сведениям — 38) постовых. На следующий день многие милиционеры просто отказались выходить на работу.

Черные мстители

Такое прозвище получили члены банд Сабана и Кошелька — двух рецидивистов, действовавших в столице. Именно они организовали настоящую охоту на постовых. Убийства происходили стандартно: к милиционеру подъезжал автомобиль, пассажир которого интересовался дорогой к центру столицы. Когда постовой приближался, чтобы объяснить путь, в него стреляли из пистолета. Забрав оружие милиционера, преступники уезжали.

Поимка бандитов, решившихся на столь дерзкие действия, стала для столичных оперативников делом чести. На след вышли спустя всего несколько дней. Одним из организаторов был Николай Сафронов, известный как Сабан. У него к тому моменту было уже шесть «ходок», сам он отличался крайней жестокостью, а среди членов банды поддерживал строгую дисциплину и иерархию. Планированием всех операций, в которых принимали участие люди Сабана, занимался его ближайший соратник, бывший царский штабной офицер по кличке Капитан. Отстрел постовых был делом именно его рук.

Вторую банду, принявшую участие в охоте, возглавлял Яков Кошельков — не менее отчаянный выходец из семьи воров-рецидивистов, начавший промышлять кражами еще с десяти лет. Он прославился тем, что в начале того же 1919 года ограбил самого Ленина. Собираясь «на дело», преступники столкнулись с проблемой — у них не было автомобиля. Захватить его решили прямо на улице и это оказался Rolls-Royce, в котором ехал сам вождь революции. Только спустя некоторое время после ограбления, догадавшись посмотреть документы, преступники поняли, кто чуть не оказался у них в руках. Но вернуться и взять Ленина в заложники Кошелек не успел — на помощь тому уже подоспели бойцы ЧК.

Сколько веревочке не виться

На поимку обнаглевших бандитов были брошены лучшие силы МУРа. Поиски велись по всей столице и ее окрестностям. Узнав об этом, Сабан, уверенный в собственной неуязвимости и безнаказанности, даже заявился в одно из отделений милиции и устроил там перестрелку. После благоразумие все же возобладало, и Сафронов залег на дно, укрывшись в собственной деревне в Тамбовской губернии. Там он совершил еще одно страшное преступление — убил свою сестру, решив, что она хочет сдать его властям. Под горячую руку попало и семь ее односельчан. Терпеть такой беспредел крестьяне не стали и, вооружившись, устроили самосуд над Сафроновым, жестоко убив его.

На поиски Яшки Кошелька у оперативников ушло несколько месяцев. Обнаружен он был случайно, когда одна из его знакомых, считавшаяся невестой рецидивиста, попалась на подделке документов. Желая скостить себе срок, она выдала «малины» (конспиративные квартиры) Яшки. На одной из них он и был обнаружен. Правда, живым не сдался и был убит в перестрелке. До конца года были также уничтожены и другие члены двух самых опасных банд — прощать убийства своих товарищей МУРовцы не собирались.