02/10/22

Дий Репин: за что чекисты расстреляли потомка гениального русского художника

Художника Илью Репина, который после Октябрьской революции остался жить в Финляндии, власти СССР всячески зазывали вернуться на родину. И хотя Репин от предложения отказался, его превозносили как мастера критического реализма, обличавшего царские порядки. А вот о потомках великого живописца в Советском Союзе старались не упоминать. Один из его внуков, Гай Репин, в 1945 году спасался от Красной Армии вместе с коллаборационистами-власовцами. В ряды «непримиримых» эмигрантов Гая, возможно, толкнула судьба его брата Дия (Дмитрия) Репина, который бесследно сгинул в Советском Союзе в 1935 году. Лишь десятилетия спустя историки узнали, что случилось с Дием Репиным.

Дий Репин родился в семье Юрия Ильича Репина, который, как и его отец, занимался живописью. Илья Репин поссорился с сыном из-за того, что Юрий взял в жёны кухарку Репиных, Прасковью Андрееву. Тем не менее внукам, рождённым от этого «мезальянса», Дию и Гаю, Илья Ефимович всегда был рад. Обе семьи жили по соседству в финской Куоккале, и мальчиков часто можно было увидеть в легендарных репинских Пенатах.

Впрочем, на первый взгляд, Гай и Дий напоминали девочек – родители одевали их в юбки и беретки. Как свидетельствовал Корней Чуковский, внукам Репина даже заплетали косички. Впрочем, вели они себя вполне по-мальчишески, обожая играть в «ирокезов».

Дий Репин закончил Териокское реальное училище. У юноши имелись творческие задатки, но в нём победила любовь к морю. В 1925 году 18-летнего Дия приняли юнгой на шведский деревянный барк Wanja. В составе команды он пробыл 20 месяцев. Как выяснила искусствовед Инора Крайзман с соавторами, в апреле-сентябре 1927 года барк Wanja совершал грузовые рейсы между шведскими, финскими и датскими портами. В 1927-1929 годах Дий Репин ходил на парусном судне Killoran, которое служило базой Навигационной школы Gustav Erikson. Обучение в школе обошлось семье Репиных в 12 тысяч финских марок. Вместе с Killoran Дий совершил кругосветное путешествие, посетив Африку, Австралию, Южную Америку. Осенью 1929 года, сойдя на берег в Антверпене, Дий Репин поселился вместе с овдовевшим отцом.

После смерти Ильи Репина в 1930 году материальное положение его родных ухудшились. Повидав мир и имея способности к иностранным языкам, Дий Репин готов был работать буквально везде. Некоторое время он трудился шофёром грузовика в Бразилии. Но затем юноша загорелся желанием поступить в Институт пролетарского изобразительного искусства в Ленинграде (бывшую Академию художеств). К огорчению Дия, советские чиновники отклонили его ходатайство о въезде.

В 1934 году Юрий Репин подыскал для сына альтернативу – художественный вуз в Париже. Однако Дий по-прежнему рвался в Советский Союз. По одной из версий, он поддался коммунистической пропаганде и плохо представлял себе реалии жизни в СССР. По другой, у юноши были антисоветские намерения.

Есть предположение, что Дий Репин состоял членом финляндского отделения «Братства Русской Правды». Это версии придерживаются исследователи Максим Соловьев, Станислав Бернев и Александр Рупасов.

С эмигрантами-белогвардейцами Дий Репин мог сблизиться благодаря родственнику – столяру Илье Васильевичу Репину. Тот занимал не последнее место в «куоккальской группе» БРП. По некоторым данным, поддержку белогвардейцам оказывал в своё время и сам Илья Ефимович Репин – он писал картины, средства от продажи которых предназначались «на борьбу с большевизмом».

О планах Дия Репина перебраться в СССР знал лидер куоккальской группы БРП бывший офицер Александр Башмаков. В случае успеха он собирался задействовать внука художника в пропагандистских и диверсионных акциях. Вероятно, был в курсе и поручик Филипп Парамонов, в поместье которого Дий Репин работал в 1934 году. Парамонов взял с молодого человека подписку о сотрудничестве с другой белогвардейской организацией – Российским Обще-Воинским Союзом.

28 февраля 1935 года Дий Репин перешёл финско-советский кордон на реке Сестре, в шести километрах от своего дома. Перебежчик взял с собой минимум вещей: 8 документов, кошелёк-подковку, две расчёски и зеркальце. В Ленинграде нарушитель границы собирался придти в дом к художнику Исааку Бродскому, ученику своего деда. Но вместо этого Дий попал в руки чекистов из Сестрорецкого погранотряда.

Его посадили в Ленинградский Дом предварительного заключения НКВД.
На допросах Дий Репин рассказал о деятельности куоккальской ячейки БРП, в частности, о распространении антисоветских листовок и литературы в приграничной полосе. Однако он уверял, что лишь посещал собрания БРП, но не вступал в организацию. Дий Репин пытался убедить следствие в своём искреннем советофильстве. По его словам, находясь в эмигрантской среде, он боялся высказывать мнения в пользу СССР. Как говорил Дий, перейти границу его вынудили материальные трудности, а в Советском Союзе он собирался честно работать и учиться.

Однако чекистов мало интересовали патриотические порывы Дия Репина – для них важнее было отчитаться о поимке «террориста» БРП и РОВС. Против внука художника выдвинули обвинение в том, что по заданию белых он собирался, ни много, ни мало, убить советских вождей – Иосифа Сталина и Клима Ворошилова. Дий Репин проходил по статьям 58-й (часть 8: «террористические акты, направленные против представителей советской власти») и 84-й УК РСФСР. Сам он все обвинения отрицал.

10 июня 1935 года военный трибунал Ленинградского военного округа приговорил Дия Репина к смертной казни, а 6 августа он был расстрелян. Его родственники в Финляндии так и не узнали, что произошло. Юрий Ильич (покончивший с собой в 1954 году) до конца дней был уверен, что сын жив, просто в СССР его заставили сменить имя и фамилию. В 1991 году Дий Репин был официально реабилитирован за отсутствием состава преступления.