Bundesarchiv / Rainer Mittelstädt / CC BY-SA 3.0
Доктрина Синатры: почему так называли начало правления Горбачева

«I did it my way» (рус. «Я поступал по-своему»), — так пел американский исполнитель Фрэнк Синатра. Лирический герой этой песни как бы подводит итог своей приближающейся к завершению жизни и находит, что главным достижением было то, что он поступал так, как считал нужным. Именно это и предложил своим союзникам СССР, когда в 1989 году был официально принят новый внешнеполитический курс. Новое направление сразу же получило название «доктрина Синатры». Ирония состоит в том, что благодаря соответствующему тексту песня американского исполнителя часто играет на похоронах. Стала она своеобразным «саундтреком» и других проводов, на этот раз геополитических — принятие доктрины Синатры стало роковым шагом на пути крушения Организации Варшавского договора, одного из самых мощных военных блоков за всю историю.

Братья по оружию

14 мая 1955 года, ровно через 10 лет после победы над нацисткой Германией, в столице первой жертвы гитлеровской агрессии, Варшаве, был заключен исторический договор. Представители восьми социалистических стран, Албании, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии, подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Это было ответом социалистического лагеря на второе расширение блока НАТО, когда в его состав вошла Западная Германия. Развертывание войск Североатлантического альянса у самых границ зоны советского влияния было тревожным знаком и требовало немедленной реакции. Создание ОВД, таким образом, стало гарантией военного паритета и, как следствие, мира в европейском регионе. Ведь теперь даже за крошечной Албанией, находившейся в окружении капиталистических и нейтральных стран, стояла вся мощь многомиллионной армии социалистического блока.

Сравнение доктрин, а также дислокация живой силы и военной техники говорит о разном характере двух военных блоков. Если НАТО воспринимался в значительной степени как наступательный блок, то доктрина ОВД носила преимущественно оборонительный характер. Даже печально известные события Пражской весны 1968 вполне согласовывались с внутренней логикой организации. События в Чехословакии, предшествовавшие введению войск, многие коммунистические лидеры, например Владислав Гомулка (Польша) и Вальтер Ульбрихт (ГДР), открыто называли контрреволюцией. Сам Леонид Брежнев на съезде польской компартии в 1968 году выразил официальную внешнеполитическую позицию блока: «Когда враждебные социализму силы пытаются повернуть развитие какой-либо социалистической страны в сторону капитализма, это становится проблемой не только данной страны, но и общей проблемой и заботой всех социалистических стран». Сравнивания Пражскую весну с событиями последних десятилетий, можно с большой долей уверенности сказать, что это была первая, еще слабо продуманная и поэтому неудачная репетиция цветной революции. Выражаясь современным языком, войска ОВД в Чехословакии занимались «восстановлением конституционного порядка».

В остальном деятельность организации выражалась в периодических масштабных учениях, которые проводились на территории всех стран-участниц. По замыслу руководства ОВД, демонстрация огромной боевой силы социалистического блока должна была заставить НАТО лишний раз воздержаться от провокаций, чтобы не спровоцировать крупномасштабную, на этот раз ядерную войну. Так учения «Родопы-67», в которых принимали участие СССР, Болгария и Румыния, стали ответом на приход к власти хунты «Черных полковников» в Греции. Легендой учений стала агрессия греческой армии против НРБ. Более масштабные учения «Братство по оружию-80», где принимали участие армии всех стран (кроме покинувшей блок Албании), прошли на территории ГДР под руководством немецкого генерала Г. Гофмана. Более четырех месяцев длились учения «Щит-82» (в американской историографии известны как «Семичасовая ядерная война»), в которых отрабатывалась возможность ядерного удара со стороны США. Иными словами, подобная демонстрация силы хоть и держала мир в напряжении, однако предостерегала противника от необдуманных действий, что и гарантировало пусть и худой, но мир (который, как известно, лучше доброй ссоры).

«Осень народов»

Несмотря на то, что формально в ОВД все страны-участницы обладали равными правами, ослабление влияния Москвы, произошедшее во время Перестройки, привело к самым плачевным результатам. На сегодняшний день все бывшие братья по оружию являются членами НАТО, которое в 2020 году провело уже восьмое расширение за счет Северной Македонии. Однако предпосылки для распада социалистического блока были подготовлены задолго до принятия «доктрины Синатры», которая, по сути, лишь дала запоздалую санкцию на уже необратимые центробежные процессы.

Правительство СССР никак не препятствовало так называемой «Осени народов», то есть ряду антикоммунистических революций в социалистических странах. За несколько месяцев в ходе ненасильственных переворотов власть сменилась в Польше, ГДР, Чехословакии, Болгарии. Серьезнее ситуация была в Румынии, где сторонники и противники режима Чаушеску схлестнулись в жестоком противостоянии, а сам президент СРР был расстрелян вместе с женой. Никакой реакции от официальных властей СССР не последовало и после объединения Германии. Более того, советские лидеры даже дали согласие на вступление страны в НАТО.

Несмотря на то, что когда-то озвучивались предложения одновременно распустить НАТО и ОВД, весной 1991 года прекратил свое существование только социалистический блок. Начался вывод войск из Польши, Чехословакии и Венгрии. Последние уже российские солдаты покинули территорию Германии при президенте Ельцине.

Геополитические последствия распада ОВД коснулись не только и не столько Европы. До 1991 года НАТО официально не принимала участие в вооруженных конфликтах. Однако, как только альянс остался единственной военной силой в регионе, одна за другой последовали кровопролитные войны в Ираке и Югославии. По причине доктрины Синатры, то есть невмешательства в дела союзных стран, СССР не только лишился широкой поддержки в Европе. Продолжением цепной реакции стал распад страны, после чего некоторые бывшие социалистические республики сами стали членами Североатлантического альянса.