Дон, Днепр, Дунай: как Гитлер собирался связать реки Европы в единую систему

В годы Второй мировой войны Западная и Восточная Европа практически единственный раз в истории оказались под управлением одного правительства – рейхсканцелярии Адольфа Гитлера. Чтобы связать эти необозримые пространства не только в политическом, но и в экономическом плане, немцы планировали задействовать крупнейшие реки Европы – Дунай, Днепр и Дон.

Дунай – немецкая река

Присоединение к Тройственному пакту Венгрии, Румынии и Болгарии, а также оккупация Югославии позволили Третьему Рейху установить полный контроль над руслом Дуная. А после нападения на СССР «под немцами» оказались такие крупные европейские реки, как Днестр, Днепр, Дон, Западная Двина.

Особое место в планах Гитлера занимал Дунай. Для фюрера, который родился и вырос в Австрии, эта река имела почти сакральное значение.

«Ещё экономический теоретик Фридрих Лист (1789–1846) отмечал, что естественная ориентация Германии на юго-восток, по течению Дуная, может увеличить германское могущество. Как традиционный фактор расширения германского влияния и колонизации на юго-востоке Европы эта река провозглашалась нацистской пропагандой исключительно немецкой и приобретала при этом поистине мифические масштабы. С начала Второй мировой войны Дунай помимо своих транспортных функций занимал особое место в планах по созданию «нового европейского порядка», о нём писали и говорили как об «оси» объединения германства и концентрации немецкого влияния на юго-востоке Европы», - утверждает профессор Белградского университета Милан Ристович (цитируется по журналу «Родина», No11 за 2010 год).

По Дунаю c румынского месторождения Плоешти в Рейх шла нефть, которая приводила в движение танки Паулюса и Гудериана. После окончания войны и укрепления «Тысячелетнего Рейха» немецкое господство в этом регионе предполагалось сделать «вечным». «Центр политики в отношении фольксдойче» подготовил план, в соответствии с которым всех немцев Юго-Восточной Европы – 2 млн человек – предполагалось поселить в Белграде и его окрестностях, депортировав с этой территории славян. Согласно проектам будущей Европы, Германия получала полную транспортную монополию на Дунае. С помощью каналов реку предполагалось связать с Эгейским и Адриатическим морями.

Канал Днепр – Двина

Не меньшее значение завоеватели придавали рекам европейской части СССР. Конечной линией продвижения немецких войск на востоке в плане «Барбаросса» была указана Волга. В одном из выступлений Гитлер затронул также будущую судьбу Дона и Днепра. По словам фюрера, эти реки предполагалась связать с Дунаем через Чёрное море. А через Одессу выход к Дунаю должны были получить также Крым и Причерноморье – перспективнейшие, по мнению нацистов, зоны немецкой колонизации. Вероятно, Гитлеру и его приспешникам грезились бесконечные караваны судов, груженых нефтью Кавказа и зерном Украины.

Конечной точкой водного маршрута должна была стать австрийская столица Вена, которую теоретики рейхсканцелярии называли «новым немецким Гамбургом на юге». Ганзейский город упоминался не случайно – Чёрное море предполагалось связать и с Балтикой. Такую идею предложил Гитлеру министр Восточных территорий Альфред Розенберг. Выходец из царской России, ставший идеологом партии НСДАП, предлагал соорудить канал Днепр – Западная Двина. Таким образом, европейские центры Тысячелетнего Рейха оказались бы буквально «опоясаны» единым водным путём. Но до практического осуществления проекта дело не дошло. Все колониальные планы были отброшены, когда русские начали отвоёвывать оккупированные территории. Такие реки, как Днепр и Дунай, немцы смогли использовать только в качестве оборонительных рубежей. Впрочем, для победоносной Красной Армии они не стали непреодолимым препятствием.

Некоторые идеи, выдвинутые нацистами, такие, как канал Двина-Днепр, не утратили актуальности и по сей день. Однако в сегодняшних реалиях политической раздробленности Европы и противоречий между разными странами реализовать масштабные инфраструктурные проекты, как ни парадоксально, стало сложнее, чем в условиях жёсткой диктатуры.