27/03/21
Драка в Брянске: как на самом деле следователи вышли на Тоньку-пулеметчицу

Антонину Макарову, более известную под прозвищем «Тонька-пулеметчица», искали не одно десятилетие. И это неудивительно: даже непосредственные свидетели событий не могли назвать ее фамилию. Следователям удалось напасть на след женщины-палача лишь через 30 лет благодаря драке, случившейся в Брянске в 1976 году.

«Пока не падали все»

Тонька-пулеметчица или Антонина Макаровна Макарова, родившаяся в 1920-х годах в Смоленской губернии, оказалась на фронте в качестве санинструктора в самом начале Великой Отечественной войны. Осенью того же года, как пишет Игорь Ермолов в издании «Русское государство в немецком тылу», ее часть попала в окружение в Вяземском котле. Макарова вместе со своим сослуживцем Федчуком некоторое время бродила по лесу, пытаясь выйти к своим. В начале 1942 года товарищи очутились в Красном Колодезе, где жила семья Федчука. Тот ушел, а Антонина, оставшись одна, вскоре была задержана и доставлена в Локоть. Там она стала палачом Локотской окружной тюрьмы.

Андрей Буровский на страницах своей книги «Бойня 1939-1945» приводит выдержку из протокола допроса Антонины Макаровой от 8 июня 1978 года, где Тонька-пулеметчица признается в том, что пользовалась для расстрелов пулеметом и всегда стреляла по обреченным до тех пор, «пока не падали все», не оставляя никому ни малейшего шанса на выживание. Макарова прекрасно осознавала, что она делает. Этот факт подтверждается дальнейшими событиями в ее жизни. Впоследствии она бежала вместе с отступавшими немцами, смешалась в Кенигсберге с узниками концлагерей. Ее определили на работу в местный госпиталь, где она познакомилась с раненым Виктором Гинзбургом, вышла за него замуж и сменила фамилию.

«Участница» войны и ее поиски

После победы супруги поселились на родине Виктора Гинзбурга, в Лепеле. Как утверждают Дмитрий Жуков и Иван Ковтун, авторы издания «Бургомистр и палач: Тонька-пулеметчица, Бронислав Каминский и другие», Антонина Гинзбург, конечно, утаив информацию о своем прошлом, ударно трудилась контролером по выпуску готовой продукции на Лепельском промкомбинате. Там же работал ее муж, а позже и зять (у Гинзбургов были две дочери). Антонина Макаровна была на хорошем счету у начальства, ее фотография украшала доску почета. Мало того, Тонька-пулеметчица пользовалась уважением не только коллег, но и всех окружающих как участница Великой Отечественной войны.

Тем временем неуловимую Антонину Макарову искали. Многие вспоминали девушку-палача, но никто не знал ее отчества, а тем более фамилии. Поэтому неудивительно, что поиски затянулись на 30 с лишним лет. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь летом 1976 года. По словам Владимира Демченко, автора книги «Главные преступления советской эпохи», тогда в Брянске произошла драка между двумя мужчинами. Один из них нанес другому ножевое ранение. Когда подозреваемого доставили в милицию, он заявил, что пострадавший, Николай Иванин, живущий по поддельным документам, является нацистским преступником. Иванин был начальником тюрьмы в поселке Локоть. Следователи взялись за Иванина, и сведения подтвердились.

Роковая анкета и смертный приговор

Николай Иванин и сообщил органам фамилию Тоньки-пулеметчицы – Макарова. Правда, фамилия эта была слишком распространенной. К тому же следователи не знали о том, что Антонина Макарова уже давно числится всюду как Антонина Гинзбург. Тем не менее теперь арест Тоньки был лишь делом времени. Геннадий Веретельников в своей документальной книге «Летят лебеди» пишет о том, что Макарову невольно выдал брат-военнослужащий. В том же 1976 году он собирался в заграничную поездку и заполнил для этого анкету, в которой указал наличие у себя сестры, Антонины Гинзбург, в девичестве Макаровой. С этого момента следователи принялись собирать доказательства вины Макаровой, установили за ней слежку, занимались опросом свидетелей.

К Антонине Гинзбург свидетелей, способных ее опознать, подводили незаметно, и все они в один голос утверждали, что это та самая Тонька-пулеметчица. Вскоре Макарова была арестована. Говорят, она вела себя спокойно, потому что была уверена в том, что за давностью произошедшего и в силу почтенного возраста суровое наказание ей не грозит. Но на этот раз Макарова ошиблась. Несмотря на то, что, как упоминает в своей книге «Предатели и палачи» Олег Смыслов, была доказана причастность женщины-палача лишь к убийствам 168 человек, она была приговорена к высшей мере наказания. 11 августа 1979 года Антонину Макарову расстреляли.