26/02/22

ДТП под водой: почему даже у современных субмарин они происходят

Члены экипажей подводных лодок могут месяцами не видеть неба над головой, во время «экспедиций» они постоянно находятся в ожидании того, что где-то рядом может быть противник, а в случае опасности рассчитывают только на себя, ведь соратники где-то далеко, на большой земле. При этом, стать частью экипажа подлодки не просто. Такая служба считается наиболее трудной и престижной в ВМФ России, а для простых обывателей еще и самой загадочной. Многих интересует, например, как устроен быт на подлодке, или как субмарины ориентируются в кромешной темноте — на глубине в сотни метров.

Когда всегда ночь

Мирное время вовсе не означает, что подводные лодки простаивают в портах без дела. Их задача — поддержание боеготовности государства. Чаще всего экипаж субмарин проводит длительные «командировки» (в среднем по полтора-два месяца) в тех участках Мирового океана, в которых им предстоит теоретически сражаться в случае начала полномасштабной войны. Они ведут разведку, следят «за порядком» на вверенной территории, наблюдают за кораблями и подлодками вероятного противника и постоянно находятся в боевой готовности, ведь нанести удар по врагу (в том числе и ядерным оружием) нужно через считанные секунды после приказа вышестоящего начальства.

Для нормального жизнеобеспечения экипажа подлодки необходим воздух, пригодный для дыхания, пресная вода и комфортная температура. Субмарина чем-то напоминает герметичный контейнер, в котором содержится ограниченный запас воздуха и отсутствует возможность в любое время его пополнять. Кислород поступает из специальных генераторов, которые работают непрерывно. В свою очередь углекислый газ необходимо удалять. На подлодках его удаляют из воздуха химическим путем в устройствах, называемых скрубберами.

Что касается снабжения питьевой водой, то большинство подводных лодок имеют дистилляционный аппарат. Он может из морской воды производить пресную, причем, в довольно больших объемах — от 40 до 150 тысяч литров в сутки. Пресная вода используется на подлодках в основном для охлаждения электронного оборудования, а также по «прямому назначению» — для питья, приготовления пищи и личной гигиены экипажа (например, на ракетном подводном крейсере стратегического назначения «Дмитрий Донской» есть даже бассейн с сауной).

Комфортная температура внутри субмарины поддерживается за счет электрических нагревателей, которые получают электричество от ядерного реактора или дизельного двигателя.

Еще одна проблема подводных лодок — навигация. Учитывая ту глубину, на которой чаще всего приходиться «работать» субмаринам, рассчитывать на вид из иллюминаторов при построении маршрута не приходится. За «окном» подлодки всегда темно.

Надежда на русского штурмана

Современные корабли оснащены сложным навигационным оборудованием, позволяющим не заблудиться в «трех соснах». Но штурманы экипажей по-прежнему должны уметь ориентироваться по старинке, а не только полагаться на данные систем ГЛОНАСС и GPS. Они не застрахованы от сбоев, а также во время начала военных действий их может специально вывести из строя противник.

«В ходе дружеского визита датских морских офицеров на СКР «Неустрашимый» в июле 2007 года на базе «Зеебрюге» один из молодых датских офицеров громко рассмеялся, увидев, как наш штурман работает на планшете обычным карандашом. И... тут же получил подзатыльник от своего командира. «Новейшие средства радиоэлектронной борьбы способны запросто вырубить нежную вычислительную технику, и тогда выход один: действовать, как русский штурман, головой и карандашом», – пояснил он подчиненному», — описывает интересный случай в газете «Военно-промышленный курьер» Вадим Кулинченко, капитан 1-го ранга, ветеран-подводник.

Все начинается с того, что перед погружением штурман определяет местоположение подлодки. Потом субмарина погружается под воду и начинает движение в соответствии с заданным курсом. Зная скорость движения, можно без особого труда определить, где корабль находится в то или иное время. Но штурман помнит про то, что абсолютно все приборы имеют погрешность. Поэтому при каждом всплытии местоположение корректируется опять же по спутникам. Все данные наносятся на навигационную карту. Если лодка находится в пределах прямой видимости берега, то не заблудиться помогают прибрежные маяки.

Однако, к такому способу прибегают не часто. И дело вовсе не том, что он не точный. Его использование возможно только на своей территории, так как к берегам чужого государства субмарину подпустят едва ли.

Еще один способ ориентирования на местности — при помощи перископа (длинная трубка, с каждой стороны которой закреплены зеркала или специальные призмы). Понятно, что в открытом море перископ — плохой помощник. Все, что можно увидеть в него — водная гладь. Но все же он сконструирован таким образом, что можно определить высоту солнца или звезд, когда они видны, а потом по полученным данным примерно вычислить место.

Внимание уделяется и шумам вокруг лодки. Это нужно для того, чтобы определить обстановку на поверхности Мирового океана, а также, чтобы избежать столкновения под водой. Во время всплытия лодку может легко протаранить надводный корабль, экипаж которого просто будет не в курсе, что под ним находится другое судно. К тому же ни одна подлодка не застрахована от опасного соседства с аналогичным судном.
Для поиска как целей, так и преград, используются активные и пассивные сонары.

При использовании активных сонаров импульсы звуковых волн, проходящие через воду, отражаются от цели и возвращаются на корабль. Современные компьютерные программы, обладая данными о скорости звука в воде и времени, могут быстро рассчитать расстояние между подводной лодкой и мишенью. Этот принцип был заимствован у китов, дельфинов и летучих мышей, которые точно также находят свою добычу. Пассивный сонар прослушивает звуки, генерируемые мишенью.

Не поделили океан

Столкновения подводных лодок происходили довольно часто в период Холодной войны. Так, американские авторы Шерри Зонтаг и Кристофер Дрю в книге «История подводного шпионажа против СССР», в которой описываются, в том числе, происшествия с американскими и британскими подлодками, выполнявшими специальные задания, приводят данные о 19 столкновениях.

Подводные ДТП продолжали случаться и после распада Советского Союза. 20 марта 1993 года американская подлодка «Грейлинг» столкнулась с российской ракетной подводной лодкой типа «Дельта 3» в Баренцевом море. Ряд экспертов полагают, что настоящая причина гибели атомной подводной лодки «Курск» в августе 2000 года — столкновение с другим схожим объектом. В 2009 году в Атлантическом океане «коснулись» друг друга две субмарины — британская и французская.

Аналогичные столкновения будут происходить и дальше. Во-первых, из-за того, что военные гении продолжат придумывать все новые и новые способы, позволяющие вывести самую современную и высокоточную аппаратуру противника из строя. А во-вторых, субмарины сегодня и так уже нашпигованы средствами противодействия, которые делают их практически невидимыми для других подлодок. Получается, что подлодкам в бескрайнем море «поцеловаться» проще простого.