«Дурилки»: почему красноармейцы так презрительно называли немецкие «катюши»