22/05/21
Андрей Бабушкин и Геннадий Хамельянин /ИТАР-ТАСС/
Фальшивые авизо Джохара Дудаева: сколько триллионов потеряла Россия

Лидер движения 90-х за отделение Чечни от России Джохар Дудаев как-то признался, что сепаратисты буквально мешками получали деньги из Москвы. Речь при этом шла вовсе не о финансовой поддержке каких-нибудь благотворителей, а о банальной афере. По признанию первого президента Ичкерии, чтобы «заказать» целый самолёт с купюрами, достаточно было отправить в столицу «разные бумажки» — фальшивые авизо, ставшие настоящей бедой для российского государства в конце XX века.

Легкая нажива

Авизо – платёжный документ, на основании которого некоей организации перечисляется определенная сумма. Сейчас, в эпоху интернета и суперкомпьютеров, в таких бумагах нет совершенно никакой необходимости, но на рубеже 80-х – 90-х годов прошлого столетия, в самом начале формирования современной банковской системы в России, без них было не обойтись. Тогда, чтобы отправить деньги с одного счёта на другой, финансовая организация должна была уведомить расчётно-кассовый центр (РКЦ) Центробанка или другого спецбанка, обслуживающий получателя, о деталях операции. Для этого по телетайпу отправлялось зашифрованное сообщение – то самое авизо, содержащее всю необходимую информацию. Непосредственного движения наличности при этом не происходило: РКЦ был обязан передать своему клиенту требуемую сумму, взаиморасчёт же с отправителем происходил позднее – через месяц, квартал или даже в год.

Очевидно, что такая схема таила немалые риски, однако после социалистических времён, когда речи о частных счетах не было в принципе, мысли о возможном мошенничестве ещё не возникли. Ставка была сделана лишь на то, что авизо, с учётом всех нюансов, мог послать только банковский сотрудник. Но это, как покажет практика, и было самым слабым местом всего механизма – злоумышленники через знакомых или при помощи подкупа узнавали нужные коды, доставали телетайп и рассылали уведомление об операциях, которых на самом деле не было, на нужные суммы.

Отказать в перечислении средств у РКЦ не было оснований – поступавшие к ним авизо выглядели как настоящие и были зашифрованы по всем правилам. Но иногда, на всякий случай, преступники брали в долю и сотрудника центра. Чаще всего своим или на доле был также владелец компании, которой переводились деньги. Или, как вариант, сама организация была зарегистрирована непосредственно мошенниками на чей-то утерянный паспорт – в 90-е годы было возможно и такое.

После поступления на счёт деньги мгновенно обналичивались или рассылались по десяткам других счетов. Когда выяснялось, что авизо фальшивое, концов уже было не найти – во всяком случае не с теми ресурсами, какими располагали правоохранители 30 лет назад.

Авизо на поток

Первыми про возможность подзаработать через поддельные платёжные документы разнюхали комбинаторы-теневики ещё советской закалки, а чеченские преступные группировки разузнали о ней в 1991-1992 годах. Благодаря их непосредственным усилиям схема была буквально поставлена на поток, авизо стали рассылаться повсюду и на заоблачные суммы. При этом найти виноватых стало ещё сложнее – полицейские могли сколько угодно возбуждать дела и посылать запросы в Чечню, но в реалиях того времени получить ответ оттуда вряд ли могли.

Этим активно пользовались сами злоумышленники. В начале 90-х в Чечне и Ингушетии были созданы новые коммерческие банки, а при них – свои расчётно-кассовые центры. Раздобыть телетайп или завести нужное знакомство мошенникам не составляло особенного труда.

По данным министерства внутренних дел, только за 1992-1994 годы и только из девяти чеченских банков поступило 485 фальшивых авизо на сумму один триллион рублей. Всего в процесс обналичивания было вовлечено почти 900 кредитных организаций и две тысячи компаний.

Согласно официально обнародованным цифрам, в общей сумме в 90-х по «чеченским» платёжкам похитили четыре триллиона рублей. Однако точная сумма ущерба, причинённого государству, до сих пор неизвестна и вряд ли когда-то будет подсчитана – настолько велик был масштаб махинаций.

Где деньги?

Окончательная оценка потерь осложняется ещё и тем, что к схемам с фальшивыми авизо наверняка были причастны не только чеченцы и тем более не только дудаевцы. Сам президент Ичкерии, конечно, не отрицал своего участия. Но, с другой стороны, многие специалисты считают, что махинации в таком колоссальном масштабе были возможны лишь при участии российских структур.

«Из всех моих знакомых только один человек видел гору денег: журналист Андрей Калитин, бравший интервью у Джохара Дудаева в 1992 году. После разговора Джохар отвел журналиста Калитина в гараж и показал сделанный ему, Джохару, подарок: желтый американский автомобиль-такси. Салон был сплошь, до крыши, забит пачками купюр», — рассказывал в статье для «Новой газеты» писатель Андрей Рубанов. Он уверяет, что во время его работы в Чечне в республике не было никаких следов похищенных триллионов. И это, по его мнению, свидетельствует о том, что «основная часть украденных денег осталась в Москве, а чеченцами только прикрылись».

«Уверен, невозможно было бы провести эту операцию без российских, московских банковских структур. Да и люди, которые сейчас официально проходят по этому уголовному делу, живут — или жили — отнюдь не в Грозном и носят, ну, совсем  чеченские фамилии: Горшков, Костючков…» — отмечал, в свою очередь, в книге «Забытая Чечня: страницы из военных блокнотов» тележурналист и бывший депутат Госдумы Юрий Щекочихин.

Косвенно эти догадки подтверждает и статистика МВД. В аналитической справке ведомства от 1995 года по поводу фальшивых авизо приводились данные, что «к уголовной ответственности привлечено 417 человек, из них 99 русских, 151 чеченец, 26 ингушей»…