Федор Гааз: за что русские зеки так любили немецкого доктора