Федор Гааз: за что русские зэки были так благодарны немецкому доктору