05/08/22

«Фронтом командую я»: почему Жуков прислал Рокоссовскому грозную телеграмму

О крутом нраве Георгия Жукова до сих пор ходят легенды. Однажды маршала вывел из себя Константин Рокоссовский, который за его спиной договорился с другим военачальником, Борисом Шапошниковым. Жуков поставил Рокоссовского на место.

Опасное положение

Осенью 1941 года войска нацистской Германии оказались в опасной близости от Москвы. Как утверждает Леонид Млечин, автор книги «Один день без Сталина. Драматическая история обороны Москвы», до столицы врагу оставалось дойти не более 100 километров. Однако на волоколамском направлении противнику прорвать оборону не удалось. Именно поэтому немцы начали готовить прорыв южнее Волжского водохранилища. Германское командование мечтало закончить 1941 год взятием Москвы.

В голову Георгия Жукова, который в тот момент командовал Западным фронтом, пришла идея сформировать конную армию. Эта армия, как считал Жуков, должна была нанести удар по врагу во фланг и с тыла. Возглавить конную армию Георгий Константинович предложил Константину Рокоссовскому. Рокоссовский вспоминал, с каким трудом он отговорил Жукова от этой авантюры. По мнению Константина Константиновича, подобный шаг привел бы к напрасной гибели людей, которые были бы уничтожены танками и авиацией.

Идея Рокоссовского

Константин Рокоссовский, командовавший 16-й армией, оборонявшей Москву, прекрасно сознавал, что удержаться он сможет лишь на рубеже Истринского водохранилища. Рокоссовский считал, что не следует дожидаться того, пока противник сам отбросит туда советские войска, а затем «на их плечах форсирует реку и водохранилище».
Рокоссовский поделился своими соображениями с Жуковым. Но тот идею Константина Константиновича не одобрил и велел «стоять насмерть, не отходя ни на шаг». Поэтому Рокоссовский, которому, кстати, Георгий Константинович некогда дал нелестную характеристику «к штабной работе непригоден», решил что называется прыгнуть через голову и обратился к Борису Шапошникову, возглавлявшему Генеральный штаб. Шапошников дал Рокоссовскому добро.

Последствия приказа

Конечно, узнав о нарушении субординации со стороны Константина Рокоссовского, Жуков пришел в ярость. Еще не успело поступить распоряжение об отходе, как Рокоссовский, считавший своим долгом не согласиться с командующим фронтом, получил от Жукова грозную телеграмму, начинавшуюся словами: «Фронтом командую я». Далее Георгий Константинович приказывал отменить отвод войск к Истринскому водохранилищу и обороняться на прежнем, уже занятом рубеже.

Рокоссовский, рассказ которого приведен в книге Владимира Дайнеса «Рокоссовский. Солдатский маршал», констатировал, что обязан был подчиниться приказу Жукова, но последствия не заставили себя ждать. Как и предвидел Константин Константинович, вскоре враг форсировал Истру и захватил плацдарм на берегу. С южной стороны Волжского водохранилища противник прорвал оборону и стал продвигаться вперед с помощью техники. Истринское водохранилище немцы обогнули с севера.