Ганс-Ульрих Рудель: как сложилась жизнь «немецкого Маресьева»