«Где смех, там и грех»: почему христиане боролись со смехом