16/02/21
Гибель «Сталина»: зачем советские моряки собирались торпедировать собственный теплоход с красноармейцами

Одной из самых страшных катастроф в истории советского мореходства стала гибель лайнера «Иосиф Сталин». Иногда этот семипалубный пассажирский турбоэлектроход называют даже «советским "Титаником"». Сходство действительно есть: на роскошном судне погибло несколько тысяч человек. Разница в том, что причиной гибели «Титаника» стал айсберг, а «Иосиф Сталин» подорвался на мине и был обстрелян вражеской артиллерией. Дело было в декабре 1941 года.

Эвакуация с Ханко

Курортный городок Ханко находится на полуострове с одноименным названием (по-шведски – Гангут). Полуостров расположен у самого входа в Финский залив. После Зимней войны с Финляндией СССР получил часть территории этого полуострова вместе с городом для размещения военно-морской базы. К началу Великой Отечественной войны на Ханко был расположен гарнизон численностью 28 тысяч человек, а также артиллерия, флот и авиация.

Первым ударам база на Ханко подверглась с самого начала войны. Не сумев овладеть полуостровом с ходу, немцы перешли к планомерной осаде, непрерывно обстреливая нашу базу. В ноябре 1941 года было принято решение об эвакуации.

Уходили поэтапно, приводя в негодность все имущество, которое невозможно было забрать с собой. Часть оборудования сбросили в воду. С собой забирали оружие, боеприпасы и продовольствие. Последняя партия людей, среди которых были бойцы РККА и гражданские, обслуживавшие военную базу, уходила в ночь с 2 на 3 декабря на лайнере «Иосиф Сталин».

Этот новенький, построенный в Амстердаме в 1939 году, турбоэлектроход в мирное время совершал рейсы на линии «Ленинград-Лондон». Штатная пассажировместимость – 512 человек, плюс экипаж. В декабре 1941-го на борту «Иосифа Сталина» было 5 589 пассажиров и 108 человек экипажа.

«Сталина» сопровождал конвой из 19 судов – эсминцы, тральщики, морские охотники и торпедные катера. Погода была на редкость плохая – шторм 7 баллов и вьюга.

Тральщики разминировали проход в минных полях, и караван двинулся в путь. Вскоре после полуночи перегруженный лайнер при смене курса вышел из «чистой» полосы воды и напоролся на мину левым бортом. Взрыв тут же вывел из строя автоматику управления, и «Сталин» по инерции «вломился» в минное поле. Последовали еще три взрыва…

Как погибал советский «Титаник»

Взрывы полностью уничтожили кормовую и носовую части судна. Уцелела середина, забитая людьми, многие из которых совершенно потеряли голову от ужаса. Комендант транспорта капитан-лейтенант Галактионов как мог боролся с паникой. Он командовал отрядом автоматчиков, которым иногда приказывал стрелять по обезумевшим людям.

Береговая финская батарея открыла огонь по медленно дрейфовавшему «Сталину», и это еще больше осложнило ситуацию.

На борту лайнера оставалось более 3 000 человек, многие из которых были ранены.

Военные суда конвоя как могли старались оказать помощь гибнущему кораблю, что было невероятно трудно в условиях шторма, минных полей и вражеского огня с берега. Тем не менее катерам и тральщикам удалось подобрать из воды и снять с потерявшего управление лайнера 1 740 человек.

Как вспоминает турбинист машинной команды Петр Береговой, в разгар паники во время обстрела с берега, на верхней надстройке судна кто-то выбросил белую простыню, но паникера немедленно застрелили.

По воспоминаниям командира артиллерийской батареи Николая Титова, когда рассвело, капитан корабля Степанов собрал на совещание всех командиров подразделений.

Решали, как поступить. Выбор был невелик: сдаваться или идти ко дну. Прозвучало предложение открыть кингстоны и затопить «Иосифа Сталина». Однако, капитан корабля не поддержал эту мысль, поскольку на судне находились гражданские лица, а также бойцы, которые не служили на флоте. Было решено продолжать бороться за жизнь. Механики помпами откачивали воду, и благодаря этому судно сохраняло плавучесть. Убитых предали, по морскому обычаю, морю. Те, кто был не ранен, принялись делать плоты в надежде добраться на них до берега и там присоединиться к партизанам. Есть свидетельства о двух плотах, на которых борт тонущего судна покинули несколько десятков человек. Что сталось с первым – неизвестно. На втором добрались до берега лишь 6 человек, которые были тут же переданы немецким оккупационным властям.

Как «Сталин» едва не был расстрелян

Советское командование водного района острова Гогланд, недалеко от которого разворачивалась трагедия, тем временем, размышляло, как быть с терпящим бедствие транспортом? Помочь ему в сложившейся ситуации было практически невозможно. Но нельзя же было допустить, чтобы лайнер с таким звучным именем попал в руки врага! Капитан 1 ранга Иван Святов приказал обстрелять и утопить «Иосифа Сталина» вместе с людьми, находившимися на борту. Этот приказ должны были выполнить два торпедных катера. Они вышли в море, несмотря на шторм и слепящую вьюгу. Однако, страшный приказ выполнить им так и не довелось: когда катера находились на траверзе маяка Родшер, с берега пришла радиограмма: «Возвращайтесь!». Почему капитан Святов отменил торпедирование «Сталина», так и осталось неизвестным. Возможно, попросту не решился брать грех на душу.

Финал трагедии

«Иосиф Сталин» продолжал бороться до 5 декабря. По воспоминаниям тех, кто выжил в ходе этой катастрофы, судно оказалось на мели и постепенно захлестывалось волнами, медленно переваливаясь с боку на бок. Людьми, оставшимися на борту, овладела апатия. Многие рвали документы, выбрасывали даже деньги – советские купюры тут были никому не нужны. Вода вокруг бортов была покрыта обрывками бумаг.

5 декабря к «Сталину» подошли четыре немецких судна. Два из них пришвартовались к лайнеру. На борт поднялись автоматчики. Первыми забрали капитана, его помощников, политработников и других командиров. Потом в плен были взяты остальные.

400 человек немцы отдали Финляндии для работ по восстановлению Ханко, остальные попали в немецкие концлагеря.

Остается добавить одно. Разумеется, приказ уничтожить лайнер «Иосиф Сталин» был чудовищным, и счастье, что он был отменен. Однако, судьба тех, кто погиб в холодных волнах Балтийского моря, спасаясь с тонущего корабля, была едва ли не лучше, чем судьба тех, кто оказался в концлагере. По воспоминаниям выживших, в немецком плену их ожидал настоящий ад.