Как поляки разгромили Красную Армию в 1920 году

Сто лет назад, 16 августа 1920 года, Войско Польское начало контрнаступление под Варшавой против наступающих на польскую столицу частей Красной Армии. Спустя десять дней Красная Армия была с огромными потерями отброшена за границу этнографической Польши, на линию рек Неман и Западный Буг.

В дальнейшем поляки продолжили наступление и в октябре 1920 года принудили большевиков подписать мир. Согласно ему, советская власть уступала полякам Западную Белоруссию и Западную Украину, а в марте 1921 года согласилась ещё и выплатить крупную контрибуцию. Война, в которой Польша, казалось, уже была неминуемо раздавлена, закончилась победой Польши.

Сами поляки считают, что они в тот момент спасли не только себя, но и всю Европу от коммунистической оккупации.

Советско-польская война 1920 года

Военные столкновения между Советской Россией и Польшей начались в январе 1919 года в связи с намерением обеих сторон установить контроль над Белоруссией и Литвой. Пользуясь связанностью почти всех советских сил на фронтах гражданской войны, летом 1919 года поляки захватили большую часть Белоруссии к западу от рек Березина и Западная Двина, а также Волынь и Галицию.

На проходивших зимой 1919/20 года переговорах советские представители предлагали полякам заключить мир на условиях «кто чем владеет, тот с тем и остаётся». Но польские представители не согласились, надеясь добиться в итоге границ Речи Посполитой 1772 года, то есть со всей Белоруссией и Правобережной Украиной.

25 апреля 1920 года польские войска перешли в решительное наступление на Украине и 6 мая овладели Киевом. В результате контрнаступления советских войск, начатого в конце мая, поляки на Украине и в Белоруссии были разгромлены. Развивая общее наступление, Красная Армия вошла на территорию Польши.

Великобритания 22 июля предложила мирное посредничество, требуя от Красной Армии остановиться на «линии Керзона» (примерно совпадает с современной восточной границей Польши) и предлагая полякам признать эту линию как восточную границу государства. Однако теперь уже Ленин с Троцким отвергли это предложение, рассчитывая на полную победу и большевизацию Польши. 29 июля в Белостоке был образован Временный революционный комитет Польши с участием Дзержинского.

Поляки попробовали договориться с большевиками напрямую. В ответ 7 августа Ленин и Троцкий выдвинули условия фактической капитуляции панской Польши, её разоружения и контроля над её внутренними делами со стороны коммунистов. Полякам ничего не оставалось, кроме как продолжить воевать. Призвав к себе на помощь французских военных специалистов во главе с генералом Вейганом, они с их помощью организовали успешное контрнаступление, описанное выше.

Минуя Польшу, нести революцию сразу в Германию

Над Польшей действительно нависла угроза полного военного разгрома и превращения в марионеточную советскую республику. Но помимо этого большевистские руководители ставили себе гораздо более амбициозные задачи. С 1918 года мечтой большевиков была революция в Германии, которая переживала  сложный период, вызванный поражением в Первой мировой войне, выплатой репараций, экономическим кризисом. Все расчёты советского руководства на «мировую революцию» строились, прежде всего, на надежде, что на революцию поднимется пролетариат Германии.

Если внимательно посмотреть на расположение советских войск во время  наступления на Польшу, легко увидеть, что их ударный клин нацеливался не на Варшаву, а севернее её. Очевидно, для того, чтобы, минуя Варшаву, вторгнуться сразу в Германию. Это было следствием директив, которые давал председатель Реввоенсовета Республики Лев Троцкий и полностью разделял командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский.

В этой конфигурации сил фронта заключалась одна из причин жестокого поражения Красной Армии под Варшавой. Три армии – 4-я, 15-я и 3-я – были сразу отрезаны мощным фланговым контрударом поляков от остальных советских войск.

Поляки сами породили эту угрозу себе и Европе

Итак, победа поляков на Висле действительно положила конец надеждам большевиков на скорую революцию в Польше, Германии и далее, как говорится, «везде».

Но в оценке значения этой победы есть и изрядная доля преувеличения со стороны поляков.

Во-первых, следует начать с того, что правящие круги Польши в значительной степени сами были виновниками рискованной для себя ситуации. Если бы они согласились заключить мир зимой 1919/20 года, они получили бы гораздо больше территориальных выгод для себя, чем сумели получить потом, после «чуда на Висле». Получили бы без такого риска и без больших потерь. Именно это имел в виду Ленин, говоря потом, что из войны с Польшей «мы вышли победителями».

Во-вторых, ещё одной причиной создания такой опасной ситуации для Польши и для всей буржуазной Европы стало нежелание поляков идти на военное сотрудничество с русским Белым движением. Как раз, когда белогвардейские армии Деникина и Юденича наступали на Москву и Петербург, поляки прекратили активные действия против советских войск и вступили с переговоры с большевиками.

Красноармейский историк гражданской войны Николай Какурин так описывал эту ситуацию:

«Общая обстановка именно в этот момент предоставляла белополякам… возможность легко достигнуть той цели, ради которой они с таким упорством воевали в 1920 г., и которой всё-таки не достигли, т.е. границ Польши в пределах 1772 г.

Для этого было необходимо сделать осенью 1919 г. маленькое усилие, и тем не менее белопольская стратегия не сделала этого…

Мы лично полагаем, что диаметральная противоположность целей внешней политики правительств генерала Деникина и маршала Пилсудского была главной причиной такого бездействия».

Поляки справедливо опасались, что белогвардейцы, в случае окончательной победы над большевиками, не дадут Польше ни пяди земли ни в Белоруссии, ни на Украине.

Зато в этом случае не возникло бы, как любили подчёркивать поляки, «угрозы европейской цивилизации от большевизма», от каковой угрозы они, видите ли, и спасали героически Европу на Висле.