Как Серго Орджоникидзе стал «сталинским ишаком»