13/07/21
Как «вождь» Северной Кореи Ким Ир Сен был красноармейцем

Советские историки доказывают, что восхождение на пьедестал власти будущего лидера КНДР, который правил Северной Кореей почти полвека, произошло при активном участии советского военно-политического руководства. Правда, до определенного времени ни сам Ким Ир Сен, ни его влиятельные покровители из СССР даже не подозревали о том, каким станет будущее бывшего капитана РККА.

СССР на всякий случай «припасал» корейцев и китайцев

Согласно сведениям, приводимым советским и российским востоковедом-корееведом, кандидатом исторических наук, профессором Андреем Ланьковым, командир одного из отрядов 1-й корейской партизанской армии Ким Ир Сен вместе с 13 подчиненными прорвался из японского окружения, перешел Амур и оказался на территории СССР в декабре 1940 года. К тому времени он был единственный оставшийся в живых из высших офицеров армии – остальные погибли в боях с частями японских оккупационных властей.

Российский историк Леонид Млечин говорит, что советские спецслужбы лояльно относились к китайским и корейским перебежчикам, начавшим проникать на советскую территорию еще с середины 30-х годов, потому что их предполагалось использовать в случае начала войны с Японией.

После сравнительно недолгой проверки (имя Ким Ир Сена уже было известно советскому военному руководству и разведке, поддерживавшей связи с корейскими и китайскими партизанами в Маньчжурии) 29-летнего партизанского командира направили на курсы Хабаровского пехотного училища, на которых он пробыл немногим более года.

Капитан Цзин Жи-чэн не воевал

Точная дата зачисления в ряды РККА Ким Ир Сена под именем капитана Цзин Жи-чэна значится в его наградном листе от 30 августа 1945 года – это 17 июля 1942 года. Комбата сформированной летом 1942 года 88-й отдельной стрелковой бригады наградили орденом Красного Знамени «за активное участие в партизанском движении в Маньчжурии по борьбе с японскими оккупантами с 1930 по 1940 годы», а также за то, что он «отлично подготовил свои подразделения к боевым действиям». Второй пункт аттестации наградного листа относился как раз к периоду пребывания Ким Ир Сена в СССР – ни в одном из боев Второй мировой этот капитан РККА участия не принимал. Аналогичные ордена вручались каждому офицеру-интернационалисту 88-й ОСБ 2-го Дальневосточного фронта.

Как пишет востоковед Андрей Ланьков, интернациональная бригада, сформированная в основном из китайцев, насчитывала до 1700 человек, ее возглавлял бай (это такая китайская народность) Чжоу Баочжун, получивший в РККА звание подполковника. После войны Баочжуна назначат председателем народного правительства китайской провинции Юньнань. Примерно 1/5 личного состава бригады составляли советские военнослужащие, приставленные к бывшим партизанам в качестве инструкторов и контролеров. Ким Ир Сен, он же Цзин Жи-чэн, командовал первым батальоном. Его соотечественников в бригаде было немного – около 10% от общей численности.

Вначале бригада базировалась под Уссурийском, потом ее перевели под Хабаровск, в село Вятское, что в 72 км от крупнейшего города Дальнего Востока. По данным историка Андрея Ланькова, 88-я бригада хоть номинально и считалась особой, но диверсантов и разведчиков на ее базе не готовили – отдельных бойцов или группы из этого воинского формирования отбирали и готовили для диверсий на территории Японии и Маньчжурии в других местах. Японские диверсанты во время Великой Отечественной провели множество акций на дальневосточной территории СССР – взрывали поезда, плотины, электростанции. Советские диверсионные группы, в свою очередь, устраивали адекватные вылазки.

Капитан Цзин Жи-чэн за время Второй мировой войны территорию СССР не покидал и ни в одной разведывательно-диверсионной операции участия не принимал. Начальство на него не жаловалось, советские кураторы называли «хорошим мужиком». По словам президента Российского общества дружбы с КНДР Владимира Толстикова, офицеры РККА запомнили комбата Цзин Жи-чэна как дружелюбного, открытого, веселого человека.

И он отнюдь не был «тыловой крысой» – как говорил Толстиков, после объявления Советским Союзом войны Японии Ким Ир Сен неоднократно просился в действующую армию, подавал рапорты маршалу Александру Василевскому. Но капитану отвечали, что он нужнее здесь, в СССР: новоиспеченным офицерам Красной Армии преподавали не только военную науку, но и учили их азам административно-хозяйственного управления – готовили руководящие кадры для будущих, дружественных Советскому Союзу, государств социалистического лагеря. Бригада, в которой до сентября 1945 года служил Ким Ир Сен, участие в войне с Японией не принимала.

В сентябре 1945-го все корейцы расформированной 88-й ОСБ на теплоходе «Емельян Пугачев» были доставлены в Пхеньян. Менее чем через месяц Ким Ир Сен «по совету советских друзей», представивших его на родине как «национального героя» Кореи, выступал на митинге. Так началось его восхождение к вершинам власти. Через 3 года Ким Ир Сен уже возглавил кабмин КНДР, де-факто став руководителем государства.