07/07/21
Какое сражение проиграл Жуков под Сталинградом

В книге Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления» много места отведено Сталинградской битве. С одной стороны это понятно, но одновременно вызывает удивление тот факт, что автор много пишет про операцию «Уран», в ней он не принимал участия, так как в это время занимался совсем другой операцией, на Ржевском направлении. Операцию «Марс» под Ржевом называют самым большим поражением Жукова, и понятно, почему речь не о ней, а об операции «Уран». Хоть Жуков и не имел к ней отношения, зато операция успешная.

Конечно, мемуары не учебник истории, и каждый может писать то, что считает нужным. Однако, если бы в «Воспоминаниях…» больше места было бы уделено тем событиям, в которых Г.К.Жуков принимал непосредственное участие, было бы, несомненно, правильнее.

В первую очередь, речь идёт про попытку окружить 6-й армию Паулюса в Сталинграде в октябре. Хотя все архивы по этой теме до сих пор полностью закрыты, осталось немало упоминаний рядовых участников, да и некоторое количество документов было опубликовано в свободном доступе. Название «Дон» встречается только в мемуарах, носила ли операция  такое название в действительности — неизвестно. Тем более, что была и ещё одна операция на другом участке фронта с тем же названием, что создаёт некоторую путаницу.

После нескольких неудачных попыток окружить немцев в районе Сталинграда в сентябре (руководил также Жуков), началось планирование нового наступления. Проводить его предполагалось силами двух фронтов. 7-го октября 1942 года вышла «Директива Генерального штаба Красной Армии командующим войсками Донского и Сталинградского фронтов о разработке плана наступательной операции» № 170644. Основной удар наносила 66-я армия Донского фронта в направлении: Котлубань — Алексеевка, 51-я и 57-я армии Сталинградского фронта должны были наступать в направлении: озеро Цаца — Тундутово. 66-я армия генерал-майора А.С.Жадова, кроме своих пяти стрелковых дивизий, получила четыре дивизии из 24-й армии и четыре из резерва ставки, плюс три танковых бригады, двадцать три артиллерийских и минометных полка, двенадцать полков реактивной артиллерии. После прорыва обороны на участке армии должны были вводиться в бой два танковых корпуса. С воздуха войска должна была поддерживать 16-я воздушная армия.

Со стороны противника оборону занимали части 60-й и 3-й мотопехотных дивизий: всего до двух полков, в ротах которых оставалось по 20-30 человек.

Наступление началось 20-го октября и длилось неделю — до 27-го октября. После больших потерь (уже 2-го ноября семь стрелковых дивизий пришлось расформировать) операцию прекратили.

1-го ноября вышел «Приказ войскам Донского фронта о недостатках, выявленных в период наступления войск 66-й армии и мерах по исключению их повторения в дальнейшем», в котором говорилось, что, несмотря на достигнутое «несравненное превосходство над противником в живой силе и технике» и созданным всем необходимым условиям «для полного выполнения поставленной задачи в срок», задачи не были выполнены. Сказано, что войска были слабо подготовлены, взаимодействия между пехотой, танками, артиллерий, авиацией не было, дисциплина на низком уровне.

Чуть раньше, 30-го октября, появилась «Докладная записка ОО НКВД ДФ в УОО НКВД СССР о наступательных операциях 66-й армии». В этом многостраничном документе приводятся слова командующего фронтом Рокоссовского: «Прибывшие новые дивизии к бою совершенно не подготовлены. Сегодня буду докладывать тов. Сталину, просить его, чтобы личный состав вновь формируемых дивизий хотя бы месяц, проходил боевую подготовку...», а также командующего 66-й армией Жадова: «...Люди не обучены и совершенно не подготовлены, многие совершенно не умеют владеть винтовкой. Прежде чем воевать, надо новую дивизию хотя бы месяц обучать и подготавливать». Однако, в документе главной причиной неудач названы не действия пехоты, а неумение старших и средних командиров руководить боем, плохая подготовка всего наступления и планирование. Отдельно указывается на плохое снабжение, когда бойцов не кормили и имелись случаи смерти от истощения. Словом НКВД возложило вину на руководителей всех уровней.

Что касается рядового состава, то: «За время наступательных действий, … не было ни одного случая, чтобы бойцы не выполнили приказа командира — подниматься и идти в атаку. Не было ни одного случая массовой паники или группового бегства с поля боя».

Красноармейцы шли в атаку по колено, а то и по пояс в снегу. В холод, в метель, шли на пулеметы, хорошо различимые на фоне снега. Даже самое легкое ранение могло стать смертельным — человек падал в глубокий снег и замерзал.