03/02/20
Кальсоны и шерсть: почему Андрей Громыко упал в обморок во время выступления в ООН

Когда министр иностранных дел СССР упал в обморок прямо во время выступления в ООН, люди, находившиеся в зале наверняка подумали о том, что Андрей Громыко страдает каким-то недугом. Однако на самом деле глава МИД отличался крепким здоровьем. Причина обморока была совсем в другом.

Самый консервативный министр

Андрея Андреевича Громыко прозвали на Западе «мистером нет» неспроста. Он всегда отличался крайне консервативными взглядами, причем проявлялось это во всем. Как справедливо заметил в издании «Азбука вождей» Василий Придеин, советского дипломата было невозможно представить без классического костюма темного цвета, светлой рубашки и галстука. Переводчик Виктор Суходрев утверждал, что Андрей Андреевич, который, как известно был главой МИДа с 1957 по 1985 годы, категорически не принял такие модные веяния 70-х как широкие лацканы, длинные воротники, брюки-клёш и яркие галстуки. А старомодную шляпу в «гангстерском» стиле для Громыко шили на заказ в Нью-Йорке.

От своих правил, касавшихся гардероба, Андрей Громыко не отступал никогда. «Мистер нет» сделал исключение только для Фиделя Кастро. Как пишет Арсений Замостьянов в своей книге «Сталинская гвардия. Наследники вождя», во время визита советской делегации на Кубу Кастро пригласил ее участников отужинать вместе с ним под открытым небом. По словам того же Суходрева, кубинский лидер попросил всех одеться в свободном стиле: в рубашки с короткими рукавами и без галстуков. Переводчику стоило больших трудов донести эту мысль до Андрея Громыко. В конце концов министр сдался. Однако все, что сделал Громыко, — это сменил пиджак на светлую куртку.

Кальсоны и костюм из шерсти

Примечательно, что куртка, в которой Андрей Громыко щеголял на Кубе, славящейся своим жарким климатом, была изготовлена из шерсти. И от подобных «теплолюбивых» привычек Андрей Андреевич не отказывался никогда и нигде. Так, в книге Алексея Богомолова «Вожди СССР в откровениях соратников, охраны и обслуги» приведены воспоминания Виктора Суходрева о пребывании министра иностранных дел в Индонезии. Во время поездки в автомобиле переводчик заметил, что под задравшейся брючиной Громыко сквозь тонкие носки просвечивали белые кальсоны. По словам Виктора Михайловича, в Индонезии тогда было около 35-40 градусов в тени.

Неизвестно, были ли на Громыко в день выступления в ООН кальсоны, но точно то, что он был облачен в плотный шерстяной костюм. Как утверждает Леонид Млечин, автор книги «Секреты российской дипломатии. От Громыко до Лаврова», тогда в Нью-Йорке стояла страшная жара, поэтому Андрей Андреевич попросту перегрелся и упал в обморок прямо во время речи. Впрочем, стоит отдать должное «мистеру нет»: вопреки возражениям своих помощников, он, едва придя в сознание, вернулся в зал и закончил выступление. В награду за стойкость аудитория искупала Андрея Громыко в море оваций.

Предпочтения в нижнем белье

По словам Леонида Млечина, Андрей Громыко отличался довольно крепким здоровьем, поэтому его тяга к порой неуместным теплым предметам гардероба так и осталась загадкой. А вот на охоте, на которую Громыко приходилось ездить вместе с Леонидом Брежневым, кальсоны были как нельзя кстати. Но и тут без трудностей не обошлось. Дело в том, что, как писал в своих мемуарах «Язык мой – друг мой: от Хрущева до Горбачева» Виктор Суходрев, Громыко велел ему найти шерстяное белье «Егер», которое к тому моменту уже не выпускалось. Суходрев предложил дипломату выбрать что-нибудь другое из проспектов. Но Андрей Андреевич отверг все варианты, обнаружив, что в изделиях присутствует синтетика.

А вот, по словам Алексея Богомолова, автора книги «Легенды первых лиц СССР», министр иностранных дел все-таки предпочитал импортное нижнее белье, а также американские галстуки и рубашки. Рубашки, кстати, Громыко долгое время носил только белые. Не без труда Суходреву удалось приучить Андрея Андреевича к рубашкам в едва заметную полоску. Однако костюмы Громыко из тяжелой шерстяной ткани всегда были исключительно отечественного производства. Все они были пошиты портными из 9-го управления КГБ: сотрудники спецателье в те годы в обязательном порядке состояли на службе в этой организации.