10/07/22

Кирилл Орловский: почему Сталин лично дал в долг знаменитому партизану 125 тысяч рублей

В 1944 году легендарный чекист-диверсант и герой войны Кирилл Прокофьевич Орловский в письме на имя первого лица государства написал, что «материально живет очень хорошо». Но попросил огромную по тем временам сумму в 125 тысяч рублей.

Чтобы понять, почему Сталин удовлетворил просьбу о выделении 125 тысяч рублей, стоит вспомнить основные факты биографии Кирилла Орловского. Службу Родине он начинал в 1915 году в царской армии, где быстро дослужился до чина унтер-офицера и возглавил взвод саперов. Став одним из тех, кто принял революцию, и сменив мундир офицера царской армии на форму советского чекиста, продолжил уничтожать врага. Сначала в Западной Белоруссии в качестве руководителя партизанских отрядов и диверсионных групп. Затем на Западном фронте, где беспощадно истреблял белополяков. Потом воевал против отрядов генерала Юденича.

С начала 30-х готовил белорусских диверсантов в составе спецподразделения НКВД на случай войны с Германией. Год руководил строительным участком Москва-Волга ГУЛАГа. Весь 1937 год помогал испанским партизанам сражаться против фашистов. Параллельно получил образование – военное и сельскохозяйственное. В 1938 году был уволен из органов по состоянию здоровья.

Как писал сам Кирилл Прокофьевич в письме Сталину, 8 лет ему «посчастливилось работать» во вражеском тылу. Больше 70 раз он переходил госграницу, безукоризненно выполнял задания правительства и уничтожал отъявленных врагов Советского Союза.

Великую Отечественную войну Кирилл Орловский встретил на западе Китая. По личной инициативе был восстановлен на службе и отправлен в родную Белоруссию в качестве главы небольшой группы разведчиков-диверсантов. С осени 1942 года Орловский руководил легендарным партизанским отрядом «Соколы», который вел агентурную и войсковую разведку в Машуковских лесах под Барановичами Белоруссии. За время существования отряда было пущено под откос 15 эшелонов с техникой и бойцами, взорвано 2 моста и 4 промышленных предприятия, уничтожено более 40 машин, километры железнодорожного полотна и телефонной связи, тысячи солдат и офицеров Гитлера.

Знаковой для Орловского стала операция по ликвидации фашистской верхушки, которая в феврале 1943-го решила поохотиться в Машуковских лесах. С 12 бойцами Кирилл Прокофьевич 12 часов пролежал в снеговых ямах в ожидании «охотников»: комиссаров В. Кубе и Ф. Фенса, а также обергруппенфюрера Захариуса. В итоге – уничтожил не только их, но и сопровождавших – с десяток офицеров и полсотни рядовых охранников.

Потерь среди партизан не было. Но сам Орловский в этой операции получил серьезное ранение. От попавшей пули связка тола взорвалась в его руках, в результате чего он лишился правой руки по плечо, 4 пальцев на левой кисти и почти оглох. Но продолжил командовать «Соколами», получив прозвище «Безрукий». Только в августе 1943-го Орловского переправили в Москву для лечения.

Для Орловского инвалидность не означала спокойную жизнь на пенсии в хорошей столичной квартире, выделенной властями. Он считал, что у него еще много сил, достаточно опыта и знаний, чтобы трудиться на пользу страны и дальше. В 1944 году он обратился с личным письмом к Сталину, потому что на местах слышал лишь одно: «Вы и так на славу потрудились! Теперь отдыхайте!». В письме он просил Вождя вверить ему руководство колхозом «Красный партизан» в деревне Мышковичи родной Могилевщины.

Ветеран убеждал Сталина, что отлично знает специфику сельского хозяйства. Он вырос в крестьянской семье и не понаслышке знаком с тяжелым трудом в поле. Имеет высшее сельхозобразование. В 30-е годы при выполнении основных рабочих обязанностей ежедневно посещал белорусские колхозы, изучал их работу. И – что немаловажно – любит работу на земле. В письме Орловский пообещал превратить захудалое хозяйство в колхоз-миллионер. Сталин одобрил инициативу, а Орловский обещание сдержал.

Уничтоженные фашистами Мышковичи пришлось восстанавливать с нуля. На первом собрании колхозники попросили Орловского озвучить программу. В дальнейшем знаменитые четыре «Не» легли в основу успешной деятельности колхоза, переименованного в «Рассвет». Кирилл Прокофьевич считал, что для эффективной работы достаточно – «Не лениться! Не пьянствовать! Не воровать! Не бросать слов на ветер!» И первым поставил вопрос об исключении из колхоза родного брата, который не хотел работать.

В письме к Сталину Орловский пояснял, что 125 тысяч рублей требуются ему не на личные цели – покупку жилья или поправку здоровья. Они нужны, чтобы восстановить колхоз. И подробно расписал, на что пойдут деньги, и каким образом колхоз будет в итоге приносить миллионную прибыль. Прошение Сталин одобрил, поручив выдать Орловскому запрашиваемый кредит.

К 50-м годам на месте сгоревшей деревни вырос агрогородок. В нем были уютные дома, Дворец культуры на 400 мест, мощеная дорога до райцентра, хлебопекарня, баня, электростанция, мельница, лесопилки, две школы и даже собственный санаторий. К слову, когда денег на строительство школы не хватало, Орловский снял с книжки собственные сбережения. Большое внимание председатель уделял подготовке кадров, выплачивая студентам дополнительную стипендию и мотивируя вернуться после учебы в родную деревню.

Слава о достижениях «Рассвета» гремела не только по Белоруссии, но и по всему Союзу. В 1958 году его председатель получил звание Героя Соцтруда, добавив его к звезде Героя, пяти орденам Ленина и другим наградам. Кирилл Орловский стал прототипом Егора Трубникова – главного героя советского фильма «Председатель» с блистательными Михаилом Ульяновым и Нонной Мордюковой.

Сегодня личность Кирилла Орловского оценивается неоднозначно. Одни убеждены, что он – истинный герой, который отдал всего себя служению Стране. Другие называют его «Сталинским палачом», а колхоз «Рассвет» – показушной «витриной», которая должна являться для остальных колхозников эталоном. Третьи – террористом и убийцей мирных жителей, который в нарушение Рижского мирного договора вел военные действия на территории дружественной Польши. Однако, найдется ли среди тех, кто сегодня критикует Орловского, хотя бы один, способный отказаться от уютной квартиры в Москве и уехать в разрушенную деревню или отдать личные сбережения на строительство школы?